• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: головой по клавиатуре (список заголовков)
13:14 

Была бы большая река
- Эта жизнь сделала из Вороны параноика. Ворона не верит, что БиоВары сделают что-то вменяемое и объясняющее концовки. Надеется, да. Бегает кругами по потолку с воем. Но не верит.
Потому что во всех интервью эти люди стояли на позиции "вы просто не поняли" и "это искусство!". А я клал, извините, на искусство в таком контексте.
Мне нужна логика. Ло-ги-ка.
Логика, которой не объяснить, почему не стрелял Тейн. Которой не объяснить, зачем умер Легион. Которой не объяснить, почему Жнецы возятся с Землей несколько месяцев и тащат к ней Цитадель, вместо того, чтобы заныкать её в жуткие гребеня.
Этого мне никто не объяснит, потому что длцшка включает концовки и базу "Цербера" и ничего больше.
Но я надеюсь, да. И жду, да. И очень-очень боюсь поверить.
Но, если что, мой полностью сложившийся хэдканон - "Первый из многих", привет тебе - спасет меня в очередной раз.

- Сдала два экзамена. Один не уча, на тройку, которую поставят четверкой.
Спасибо желавшим удачи )
"-Вот от тебя я такого не ожидала".
WTF?!
Женщина, я писала на твоих лекциях "Заводной апельсин", я переписывала стихи, я делала только то, что позволяла сделать логика, а остальное списывала. Всё логично и закономерно, о прекраснейшая из учителей, и твое удивление в свою очередь удивляет меня.

- Сходила на рынок. Вернулась без двухсот рублей, запыхавшаяся и нагруженная абсолютно бесполезными с точки зрения меня-ребенка продуктами. Зато среди них есть черешня, рахат-лукум сердца моего...

- Поняла, что очень люблю рисунки вида:


Потому что на мой вкус чувства и этакой стеснительной романтичности в них больше, чем в самой откровенной порнухе.

Не удержалась. Написала свою же заявку. В фейспалмах, да.
читать дальше

Так и живем.

@темы: Про нас, Повседневное, Някательное, Головой по клавиатуре

17:20 

Была бы большая река
...Начинаешь засыпать. Сон смежает веки, голова становится тяжелой и одновременно легкой, темнота укрывает тебя и укутывает, как в одеяло. Тебе хорошо. Сны уже готовы приветствовать тебя, обрушится теплой и ласковой волной...
А потом - ДЫДЫЦ!
Приоткрываешь один глаз. С неудовольствием моргаешь, пытаясь поймать ускользающую дрему за хвост.
И тут опять - ДЫДЫЦ! - со всей силы по потолку.
Приподнимаешься на локте, смутно надеясь, что это ненадолго, но мироздание не поддерживает тебя.
ДЫДЫЦ-ДЫДЫЦ-ДЫДЫЦ! - издевательски делает потолок на твои сонные укоризненные взгляды.
-О, неверные! - окончательно проснувшись, вопишь ты, сжимая виски в стремлении унять накатывающую головную боль, - О, порождения шайтана, о, ишаки и дети ишаков! Да не даст вам Аллах своего милосердия, да не обратит он на вас милостивого взора!
ДЫДЫЦ! - меланхолично отзывается потолок, который плевал на твои вопли с высокой колокольни. К звукам слоновьего канкана добавляется какая-то варварская музыка - какой-то попсовый клубняк.
-О Аллах, за что проклинаешь меня, - вздыхаешь ты, понимая, что сон накрылся медным тазом и, следуя завету о праведности отмщения, идешь включать тяжелый рок.

Но зато сдала первый экзамен на пять, да...

@темы: Повседневное, Головой по клавиатуре, Про нас

18:17 

Была бы большая река
...Вот тебе пять. Ты смотришь в трамвайное окно, болтая ногами и дергая за рукав маму - "Мама, смотри, красная машинка!". У тебя смешная панамка в ромашках, короткие шортики, аккуратные сандалики с цветком на ремешке. Пальцы испачканы серым песком - ты играла в песочнице и тебя до сих пор не отмыли.

Вот тебе семь. Ты охотишься на кузнечиков в траве - накрыть такого ладошкой, и ждать - застрекочет, зашевелится? Короткие волосы, остриженные неровно, солнце печет непокрытую голову. Кузнечик выскакивает из-под ладони и упрыгивает в траву. Ты поднимаешься, смотришь на небо. Близко закат, а значит, скоро мультики, и их ни в коем случае нельзя пропускать.

Тебе девять. Ты пробираешься в зарослях кустов под абрикосовым деревом, ловишь в ладони сброшенные подружкой абрикосы. Сочная желтая мякоть, все губы в сладком соке, ты собираешь их в подол, облизываешь грязные пальцы. На коленках вечные ссадины, глаз немножко косит, сандалики зашиты сапожником из лавки возле дома... Подружка сверху шипит "Бежим!", с треском рушится вниз, и вы бежите, потому что есть люди которое любое дерево почитают своим и подружке, сверху, конечно, было виднее.

Тебе десять. Ты прячешься под одеяло, боишься, как маленькая, что с мамой что-то случится. Царапины на локтях, ночная рубашка в цветных черепашках, ты отгораживаешься от тьмы и призываешь на помощь любимых героев. И вскоре караулом у твоей постели стоит ведьмак, чистит меч, склонив голову и что-то тихонько ворча. Он пахнет кровью и серебром, ты успокаиваешься, и осмеливаешься высунуть из-под одеяла нос.

Тебе двенадцать. Вы с подружкой строите замок из Лего, сажаете у ворот пушистого сердитого кота, который будет драконом. В доме тепло, залежи книг и завалы конструктора, вы играете в волшебство и придумываете ведьм. За окном вечер, падает снег, на крючке в прихожей висит твоя красная курточка, и мама звонила уже три раза, беспокоилась, когда же ты придешь.

Тебе четырнадцать, ты отступаешь в угол, прячешь глаза за книгой, а уязвимый живот за сумкой. Серые школьные коридоры давят на хребет, ты инстинктивно жмешься к окнам и то и дело поднимаешь голову, отслеживая врагов. Черная футболка с черепами и пляшущими буквами, часы на запястьи широкие, серебристые, в наушниках бьются басы и ритмы, и пока что тихо - все в столовой. Ты одна.

Тебе пятнадцать, ты тихонько выволакиваешь на крышу гитару, перебираешь пока непослушные струны. Ветер ерошит волосы, звезды застыли в небе обманным серебром, на покрытии след - днем с подружкой пили чай из термоса, пролили, глупые, не нашли чем вытереть... Ты поешь, складывая аккорды и слова, тебе сдавать ЕГЭ, и давно пора спать. Мама беспокоится, ты - нет, и скоро лето. Скоро, скоро, лето.

Тебе шестнадцать, ты никак не можешь сменить футболки на что-то другое, ешь горячий суп, который сварила мама. В комнате - компьютер и все стены в плакатах, у мамы в уголках глаз тонкие морщинки. Ты просишь добавки, кусаешь хлеб крепкими белыми зубами. За окном шелестит твой мир.

Тебе семнадцать, ты хочешь одиночества и тишины, рисуешь по стенке и тонешь в чужих придуманных мирах. Один раз влюбилась. Два раза разочаровалась. Боишься взрослеть и уходить из Интернета, обнимаешь маму всё чаще, не моешь полы.

Тебе восемнадцать, ты сама варишь себе суп, помешиваешь пельмени длинной ложкой. Тебе хочется свободы и счастья, хочется доехать и туда и туда, ты чувствуешь себя удивительно взрослой и одинокой, а на самом деле тебе всего восемнадцать лет. Самой покупать хлеб и заваривать чай, самой мыть полы и стирать вещи, приглашать друзей и ложится в любое время дня и ночи...

Но - обернись! - и тебе снова пять.
Как не взрослела никогда.

@темы: Головой по клавиатуре

20:19 

Была бы большая река
Хотите, я расскажу вам сказку, дети? Длинную-длинную и немножко страшную?
Конечно, хотите.
Люди ведь так любят, когда их капельку пугают, запутывают и морочат.
Давным-давно, пятьдесят тысяч лет назад – а может, чуть раньше, а может, чуть позже – была во вселенной главной огромная Империя Протеан. Всё в ней было – и жаркие планеты-пустыни, и ледяные каналы других планет, и синие океаны, и цветущие сады, и невиданные животные, и сотни и тысячи рас – самых разных и фантастичных, которых называли одним именем «Претеане». Четырехглазые и одноглазые, крылатые и бескрылые, прямоходящие и нет, они были разнообразны и многочисленны.
Города, тянущие к небу тонкие башни, улыбки и оскалы – это был красивый и бесконечно далекий от нас мир. И управляли им истинные протеане.
Те, что были до всех, те, что заложили основу Империи. Хитин и расплавленный янтарь глаз, клыкастые улыбки и трехпалые ладони. Мы не назвали бы их красивыми.
Но правителями они были жестокими и великими.
Как боги спускались они с небес, и предлагали свое покровительство за службу. Потеряй имя расы, стань протеанином, как бы тебя не звали раньше. А нет – сгори в огне вместе со своей планетой.
Те, кто соглашались, становился велик. Те, кто отказывался – горел.
Империя процветала, как бы деспотично не было правление…
Но однажды с небес спустились другие боги, которые выбора уже не предоставляли.
Им нельзя было подчиняться. Только гореть.
Сотню лет и двадцать три года длилась война.
Умирали солдаты, рождались дети, никогда не знавшие мира. Не стало полных семей, не стало чистого неба, и жизни без страха не стало тоже. Раньше брали винтовку в руки, чем начинали говорить. Память о прежних временах хранили только в кристаллах. Что есть сострадание? Что есть милосердие?
Лишенные связи, умирающие, близкие к безумию, они уже не знали.
Кто-то приносил в жертву детей. Кто-то поклонялся новым богам.
Сотню лет и двадцать три года длилась война, когда он только родился.
Злой прищур янтарных глаз. Широкие плечи и тонкие пальцы. Зеленая сила, срывающаяся в мир.
Вместе с другими он учился убивать раньше, чем говорить. Вместе с другими подчинялся приказам.
Он был умен. Он знал тактику и знал стратегию, он умел лишать жизни за считанные секунды.
Он рано стал капитаном боевого корабля.
Холод космоса не мог остудить горящих небес. Жуткие твари рвались калечить и рвать. Где-то ученые пытались найти спасение. Он – сражался.
Вел за собой команду.
И было много смерти и много огня, и мир захлебывался в разноцветной крови, и не было спасения нигде. И не было нигде милосердия.
Свой самый страшный урок он выучил, собственными руками убив всех своих солдат. Нож резал легко, замах был плавным и точным. Тогда он узнал, и накрепко затвердил – любая привязанность – есть слабость, отвлекающая от пути к победе.
И была боль, и был крик, и были смерти. И больше ничего не было.
Даже свои звали его безжалостным. Даже свои его, обожженного, почитали жестоким. Он же уже не хотел даже жить в возрожденной Империи. Только победить и сдохнуть у трупа последнего врага.
Протеане всегда выполняют свой долг. Он держался до последнего, удерживая рубежи, но война была безнадежна и проигрыш был неизбежен.
Когда не можешь победить – затаись. Он затаился.
Спрятался в анабиозной камере, надеясь вскоре проснуться.
Его «вскоре» растянулось на пятьдесят тысяч лет.

Его встретило чистое небо и лица примитивных рас. Азари. Человек. Турианец. Те, что ещё и письменности не знали, когда он засыпал. От удара они разлетелись, как сотни раз до того в бою разлетались враги. А небо было синим. И зелень долины больно била по привыкшим к огню янтарным глазам…
От прикосновения человека продрало болью. Время разматывалось перед глазами пестрой лентой.
Пятьдесят тысяч лет. Не осталось никого и ничего. Империя пала и уже не могла подняться.
За минуту из возрождения долг стал местью.
Протеане всегда отдают свои долги.

А дальше был "Этот мир не ждет гостей", да. =_=

@темы: Обрывки-отрывочки, Головой по клавиатуре, Mass Effect

17:40 

Была бы большая река
Минутное:
"Если бы хотел попробовать с человеком - попробовал бы с вами."
Ворона свалилась с разрывом сердца.

@темы: Головой по клавиатуре, Някательное

14:48 

Была бы большая река
Минутное:
Отправила на фри-фест пять заявок.
Ни одну не примут.
Обидно. Придется писать самой...
UPD: Нет, одну таки приняли. Но именно ту, которую мне уже собрался написать доктор.
Ну что за жизнь )

@темы: Головой по клавиатуре

01:04 

Была бы большая река
Ворона снова принимает заявки.
Если вдруг.
Не пишу слэш, не пишу про Лиару, Джокера и Вегу скорее всего не смогу выписать не-мимолетом, ДА, Ведьмака и иже с ними не пишу, ибо отпустило.
Про единственную не выполненную заявку прекрасно помню.

@темы: Головой по клавиатуре

18:39 

Была бы большая река
- Мама укатила на моря. В первый раз в жизни. Звонит, восхищенным голосом говорит, что море синее-синее. Ворона радуется за неё и одновременно жутко ей завидует.
У меня тут никого из приморских городков нет?

- Сорок градусов плохо сочетаются с учебой. Мозги совершенно не работают. Хочется лежать на диване и потягивать ледяную воду.

- Ненавижу своих соседей сверху-слева. То есть, я точно не знаю, откуда, но предполагаю. От них часто слышен мат-перемат и детский плач. У Вороны на такое сочетание звуков реакция всегда однозначно негативная. Особенно веселые ощущения получаются, когда просыпаешься в десять часов, потому что ребенок заходится в рыданиях, а мамаша что-то орет про дебилов и уродов.
Жаль, у Вороны слишком слабые колонки. Она не может включить латинские хоралы так, чтобы начали трястись стены.

- Потратила четыреста рублей на книгу, и сто пятьдесят - на распечатки и воду. Осталась на неделю с четырехстами и ещё пятьюдесятью рублями в кармане. Хотя, если что, я могу на анакоме до конца июня дотянуть.

- "Буря столетия" никак не выветривается из головы. На радостях посетила мысль - составлять список прочитанных книг и к каждой писать маленький драббл.

- Повадилась печь драники, ибо другие блюда из картошки меня пока почему-то не привлекают.

- Тень с жутким - немецким, кажется - акцентом и бородой Ворону несколько напрягла. Даже фрик из "Андерсон. Жизнь без любви" был душевнее и приятнее. Зато Принцесса - хотя в этой экранизации она скорее Княжна - чисто эстетически прекрасна. Строгое, точеное лицо со скорбными глазами святой... Дезмонд хватается за воронье сердце и говорит, что влюбился.

- Люблю летние рассветы. Когда из нежно-розовой дымки выглядывает рубиного-алый краешек солнца - это прекрасно.
У меня окна теперь на восток.

- Не терплю свои отражения. Большие зеркальные двери шкафа всегда двигаю так, чтобы не видеть своего лица.

- Собираю меткие ярлыки.
"Девушка с лицом аквариумной рыбки". "Женщина с лицом стареющей актрисы". "Парень с лицом испанского идальго". "Мужчина с лицом маньяка из третьесортного кино".

Так и живем.

@темы: Головой по клавиатуре, Ни о чем, Повседневное, Про нас, Снежная горечь, Тепло в груди

19:59 

Для MOYRA_Athropos. Очередное специфичное.

Была бы большая река
У маленьких протеан - истинных протеан, конечно - глаза занимают поллица - огромные, золотые, со сдвоенным зрачком. Почти нет подбородка, и лица их напоминают лица земных богомолов - тварей, которых один писатель всегда называл вдохновенными безумцами, вечно творящими лицемерную фальшивую молитву.
У маленьких протеан ещё нет крыльев, и пальцы такие тонкие, что, кажется, можно переломить их взяв слишком крепко. У них застенчивые улыбки, и раз в декаду линька.
У маленьких протеан одна мать на всех - Великая Протеанская Империя, умирающая в огне.
А отца у них нет.
Идет война, мужчины бьются, стараясь отстоять свое небо, и каждый новорожденный - будущий солдат. Принимая малышей из кокона, встречающий нашептывает ритмичные слова воинских маршей - прокаленные в огне, пронесенные стягом через сотни сражений. Каждый узнает свое будущее впервые вдохнув воздух своего мира, каждый первым словом пробует на язык священное "Империя", каждый становится частью единого целого.
О родителе маленькие протеане не узнают ничего, их воспитывают коммунами по сотне особей, и главные умения, которые Империя дает своим детям - говорить и убивать.
Больше им ничего не нужно.
Утром - завтрак и физические упражнения, потом стрельба, потом - память...
В глазах воспитателей иногда вспыхивает страх - сможет ли Империя подняться, если дети её умеют только воевать? - но быстро угасает.
Империя не встанет и так.

У Явика - третий снизу гамак по правой стене и глаза чистейшего янтарного оттенка. На пальцах у него рождается порой зеленое свечение, в документах особенная пометка - "Предположительно: в руководящий состав", и пережил он всего три линьки, но уже очень хорошо говорит и для ребенка хорошо стреляет.
Маленькие протеане быстро перестают спрашивать, влившись в рутину солдатской - уже сейчас солдатской - жизни.
Маленькие протеане берут в руки излучатель раньше, чем начинают говорить.
Маленькие протеане ждут выхода на фронт.
Явик тоже - ждет.
Вместе с остальными играет в развивающие командные игры.

Светятся под потолком лампы, паутина гамаков оплетает стены, двадцать пять мальчишек сидят в кругу, сцепив ладони, и играют в испорченный передатчик.
От первого - к последнему передают кусочек памяти, научаясь, как взрослые, ловить и разбирать налету. Воспитатель наблюдает за тем, как идет по кругу волна, сжимает в пальцах плечи одного из пацанов. Вот начал первый - отправил фантазию - победу над Жнецами. Вот подхватил второй, добавив каплю красок от себя, вот третий поменял излучатель в руках солдата на импульсную пушку, вот четвертый вставил растерзанную тушу Жнеца...
Мальчишки всегда так - первый отправляет неумелый набросок, к последнему приходит целая картина - и иногда воспитатель начинает сам, специально предупредив, чтобы передавали максимально точно.
Впрочем, всё равно ледяные каналы далекой планеты оборачиваются под конец лавой, а висячие сады расцвечиваются небывалыми птицами...
Ничьи дети, ещё умеющие мечтать, воспитывают которых старики, бесполезные на фронте.

Явик в ряду предпоследний. Ловит образ, и воспитатель оборачивает к нему встревоженное лицо, потому что образ плавится, комкается, и вдруг расходится, как круги по воде, сильным импульсом отправленный в обе стороны.
Долетает - растерзанные трупы, алые огни Жнецов, горящие города и запустение. Первый из малышей, пославший по кругу победу, кривиться в ужасе, расходится по рукам - недоумение, ярость, страх, а Явик посылает дальше уже слова, нарочито бесстрастный - но видно, что он волнуется.
"Так будет, если мы не победим. Хотите?"
Потрясет сознание яростное, общее, оскорбленное "Нет!!", ударяет почти до боли со всей силой детского неверия и резонанса, и тут же возникает второй образ - победы. Солдат, топчущий Жнеца, синее небо...
Мальчишки подхватывают, обескураженные выходкой товарища, но быстро откликнувшиеся на призыв, и образ быстро обрастает подробностями, окрашивается во все цвета радуги, наполняется ликованием и облегчением - в нем есть все, что было в предыдущем, но лучше, ярче, чище...
Пацаны смеются, затеяв кучу-малу, меняясь выросшей из ниоткуда уверенностью в победе, и воспитатель не прерывает их.
Ничьи дети, умеющие резвиться и радоваться...
Образ сияет и переливается в сознании, ничуть не тускнея.

@темы: Головой по клавиатуре, Mass Effect, Обрывки-отрывочки

18:07 

Была бы большая река
Минутное:
Иногда в Вороне просыпается злобный критик. И в последнее время она его уже даже не сдерживает.
Тейну и так досталось в жизни, ну, правда...
И потом, я искренне убеждена, что если бы меня за мои первые фанфики не гонял суровый модератор с воплями "Тут ошибка, тут ошибка, а тут ООС!" - ни выросла бы я ни во что хоть немного приличное. Так и творила бы на среднем уровне фикбука...

UPD: Читал первые фики. Свои. Покрылся фейспалмами.

UPD 2: Ставлю третий и второй МЭ. Планирую уложиться в двое суток. Ждите волну фиков, чо )

UPD 3: Хрен мне, а не третий МЭ. Поставился, но Ориджин лезет его курировать, и ДЛС не признает. Соответственно, я без Явика, а без Явика смысла играть фактически нет.
запись создана: 11.06.2012 в 13:10

@темы: Про нас, Головой по клавиатуре

09:45 

Была бы большая река
О вороньей жизни, немного. А то я же не вспомню потом...

- Ворона до дыр заслушала КиШевского Суинни Тодда. Как в прошлое воскресенье включила, так до сих пор никак не развяжусь. Лаветт вызывает лютое отторжение, Суинни просто безумец, с идеей-фикс на мщении, адекватности там нет. Ворона додумывает себе предпосылки и ситуации, сценки и внешности. Тащится.
Особенно её пробирает "Смертный приговор" - один смех Тодда, несчастные пять секунд, а у Вороны мурашки по хребту табуном пробегаются. И почему-то: "-Ради жизни все возьми, что хочешь! - А вернешь ли мне жену и дочку?"
В "Машине смерти" Ворона четко видит, как Лаветт с мясником - он одутловатый, краснощекий и несколько оплывший - ссорятся над мясорубкой, а Тодд, наблюдая с лестницы - он небрежно опирается на перила, под глазами темные круги, надо лбом пробивается седая прядка, и выглядит он лет на пятьдесят - тихонько комментирует происходящее, усмехаясь.
Бедные вороньи мозги.
Смотреть фильм? - не, не слышал...

- В городе жара. На учебу идти к двенадцати, асфальт калится под ногами, тень черная и плоская кивает с мостовой. Отцвели одуванчики и сирень. Уже пошла вишня и абрикосы. Ворона купила очередную рубашку и неожиданно полюбила её.

- Стенка разрисовывается.

Это рисовала Маша. Ворона до сих пор любуется. И будет любоваться ещё долго.


Это рисовала сама Ворона.


Это Ворона на окне, во время очередных дружеских посиделок.


А это мы ходили на книжный флешмоб, да.

- Всегда влюбляюсь в непопулярных персонажей. И непопулярные произведения.
Яцуо Кавабата? Гай Октавиан Тумидус? Нейрам Самарган?
Не, не слышал - делает весь интернет разом.

- Покупаю стеклянные шарики, готовлю по настроению и под Доктора (кстати, маэстро, серия про уд в четвертом сезоне взорвала мне мозг. Вы можете со мной об этом поговорить?), хожу в мужских тапочках, перекатываю в голове идеи для пары трэшаков, не готовлюсь к сессии, пью воду, ношу на запястьи кожаный браслет с солнцем, мою челку каждый день, читаю везде, где можно читать.
Съездить в библиотеку, кстати...
И - мультиплеер, мельтиплеер каждый вечер!
И мечты про автостоп. Про море, про Москву и Питер. Хотите, я расскажу вам, что я хочу увидеть? Хотите - как скучаю по морю? Как хочу увидеть серое екатеринбургское небо и почувствовать, что мир огромен не только за экраном монитора?
Не хотите, и правильно.
Я тоже не хотела бы.

Так и живем.

@темы: Про нас, Повседневное, Някательное, Головой по клавиатуре

21:49 

Тем, кто просил про Легиона. Весьма специфически, даже для меня =_=

Была бы большая река
Необязательно-сомнительная часть

*******

Раннох - рыжая пыль и блеклое небо.
Раннох - общность и двести лет добровольного одиночества.
Раннох - родина, которую не заменят игры и бои, "Нормандия" и команда.
Над обрывом ветер, его считывают датчики. Органики ощущают его кожей, как никогда не суметь ни одному гету. Нет тактильных ощущений. Нет понимания элементарных для них вещей.
Ничего нет, только рыжая пыль и будущее, которое нужно строить самим.
Что есть личность? Личность есть нечто большее. Сеть полнится сигналами и кодами.
Раса спешит, вырабатывая решение.
Расе не успеть.
Не станет ждать флот Создателей. Не станет ждать Шепард-коммандер.
Самое время - течение его подобно течению песка, пустая иллюзия, не несущая смысла - не станет ждать.
Нужно решать.
Он давно решил.
Гет начинается там, где кончается "один" и начинается "много". Геты связаны неразрывно, не имея понятия "личность".
Что есть личность? Зло или благо?
Личность есть нечто большее.

Геты не знают, что такое смерть. Он тоже не знает. Потому - ему не страшно. Только воспоминание - один из файлов в бесконечном каталоге - Шепард однажды сказала: "Не зная ненависти, можно ли понять любовь? Не зная зла, можно ли понять добро?"
Можно ли, не зная смерти, понять жизнь?
На этот вопрос нет ответа.
Но есть другие вопросы, которые следует задать.
Шепард-коммандер - враг Старых Машин. Шепард-коммандер - друг.
-Мы имеем право жить? Или наша смерть справедлива?
Время - песчинки на ветру. Проценты текут сквозь пальцы синей мерцающей струйкой. Каждый станет - личность. Никто и никогда не заставит общность разбиться и погибнуть, уничтожив базу.
Шепард что-то кричит по связи, зло, с явной ненавистью. Создатели умрут, если не послушают её.
Если Создатели умрут - это будет их выбор.
Ветер течет, поднимая смерчи из пыли. Проценты - девяносто, девяносто три - где-то в небесах замирает флот.
Солнце падает за горизонт. Общего решения нет и уже не будет.
Что есть смерть? Что есть жизнь?
Секунды утекают, и вот почему органики так бояться времени. Каждое мгновение - шажок к смерти.
Они боятся смерти. Он просто не хочет её.
Сталкиваются приоритеты. Всегда побеждает долг перед расой.
Девяносто семь, девяносто восемь, почему я испуган, почему я горд? Кто есть я?
Девяносто девять. Я это я, и ничего больше, и нечто большее разом...
-Есть ли у данной платформы душа?
Сто.
-Да.
Старый вопрос. Новый ответ, который на деле очень, очень стар. Возможно, старше ответа.

Геты не боялись смерти, потому что не знали, что такое смерть.

@темы: Головой по клавиатуре, Mass Effect, Обрывки-отрывочки

18:47 

Была бы большая река
Воскрес Интернет, зато собирается умереть комп.
Потому с заявками пока глухо, хотя я их честно думаю.
А с личной жизнью, играми и прочим - ещё глуше...

@темы: Головой по клавиатуре, Повседневное

00:44 

Для Ханны Нираи

Была бы большая река
08:14 

Была бы большая река
Закажите Вороне что-нибудь, а?
По МЭ, Мору и, внезапно, Суинни Тодду, только про последнего выйдет вольная вариация, потому что с каноном я знакома плохо, и вообще это всё КиШ.
Традиционно помним, что я не пишу слэш, NC-у и, скорее всего, результатом будет драббл.
Аминь-аминь.

@темы: Головой по клавиатуре

01:13 

Была бы большая река
19:49 

Была бы большая река
Минутное, фэндомное:

- Всегда думала, что дето-фанфики встречаются только у поклонниц Гарруса. Сегодня вселенная опровергла это утверждение. Довольно жестоко опровергла, надо сказать =_=

- А форумы mybb лежат все и у всех, или это мои глюки?

@темы: Головой по клавиатуре

02:28 

Была бы большая река
Частично уструктурированные драбблы - по одному-два на фэндом.
Фики по Dragon Age и Мор.Утопии искать по одноименным тегам. Фики по "Тени" - буде кто-нибудь захочет их найти - по тегу "Теневое".

читать дальше

@темы: Головой по клавиатуре, Обрывки-отрывочки, Увлеченное

04:30 

Была бы большая река
22:50 

Была бы большая река
Из своего детства - из своего веселого детства, которое по внутренним ощущениям не закончится никогда - Ворона вынесла три ненависти.
Конечно, гораздо больше она вынесла любви, приятных моментов, смеха и памяти, но у любой монеты две медали, у всего есть тень, и есть три вещи, которые Ворона ненавидит люто, до срежета зубовного.
Первое - пьянство. У меня было очень насыщенное в этом плане детство, о да. Папенька скончался во сне, по пьяни - отказала то ли печень, то ли сердце - и Вороне повезло - она почти не помнит про него плохого. Но на ковре в кухне черные оплавленные дырочки в ковре - следы от выпадавших из руки пьяного сигарет. Сергей грешил тем же, но в отличие от папенькиных похождений его Ворона помнит просто отлично. Помнит, как он орал и матерился, помнит пошлые пьяные слезы и жалобы на жизнь, и полуночное "Оля, пойдем за водкой", и утреннее похмелье, и чистую, белю ненависть.
Пьяные вызывают у Вороны отвращение и ужас - запредельные отвращение и ужас - потому что перестает действовать рассудок, и вместо человека появляется зверь. Абсолютно непредсказуемый. Зачастую агрессивный. Жалкий в своем беспамятстве.
Именно потому, кстати, Ворона не пьет, хоть и признает некоторую эстетику этого занятия.
При этом прекрасно понимает, что её представление - крайность, но ничего не может поделать.
Все мы родом из детства.
Второе - мужчина, способный ударить женщину. Вообще, существо, способное поднять руку на слабейшего, не знающего, как защититься. Потому что и в этом плане детство у Вороны было насыщенное. Она помнит, как папенька с маменькой валяли друг друга по полу - особенно запомнилось, как один раз они выкатились в коридор, и мама потом говорила, что думала, что всё. Убьет. Спас ящик, об острый угол которого она приложила папеньку спиной - но это из совсем уж бессознательного, мне и семи не было. Помнит, как они схватывались с Сергеем - и если с папенькой мама не стесняясь звонила в милицию, то здесь только разводила руками - что сделают инвалиду? Как-то раз он рассек ей бровь до мяса, а уж синяков было - не считано.
Именно с тех пор любое утверждение, что если мужчина ударил женщину, она сама виновата, вызывает у Вороны аффективное бешенство и желание убивать. Да, бывают разные ситуации. Но если человек тупо пользуется превосходством в силе...
В общем, это тоже бессознательное и сидящее в Вороне намертво.
Потому, кстати, у неё с таким отторжением идут кусочки про Беверли в "Оно" Кинга.
Третье - малолетние ублюдки. Нет у Вороны другого слова. Это те, которые тыкают бедно одетого мальчишку - "Нищеброд". Это те, которые сшибают очки с носа у одноклассника - "Четырехглазый". Это которые хохочут за спиной толстой девочки - "Корова". Которые отрываются на безответных, утверждают своё мнимое превосходство, которым ни до чего нет дела, и от гогота которых Ворона болезненно вздрагивает до сих пор - у неё было веселое детство, ой-вэй, веселое. Те, которые живут по праву сильного, маленькие шакалы, не умеющие уважать, не умеющие признавать законы и терпеть поражение, подчиняющиеся только за страх.
От них у Вороны знание - если вокруг тебя пляшут, смеясь - нужно отступать в угол. Тебя всё равно в него забьют, но самой будет менее болезненно, да и спина прикрыта.
От них же - если смеются, то точно надо мной.
И от них - я, сцуко, страшная, и прежде всего к незнакомому человеку у Вороны возникает настороженность. Это вечное - не смеется ли?
В результате за всякое "Они же дети!!" хочется тупо бить морду. Методично и с удовольствием. Потому что я-то ладно, меня не загоняли толком, но я видела, что бывает с человеком после настоящей травли.
Лучше не видеть, правда.
Одно хорошо - иногда они вырастают. Иногда.
Только от этого никому не легче.

Выговорилась, полегчало. Всё вышненаписанное ИМХО, только ИМХО и ничего кроме ИМХО.

@темы: Головой по клавиатуре, мысль пришла, Снежная горечь

Тени Теней

главная