Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: снежная горечь (список заголовков)
01:46 

Была бы большая река
Краткая сводка:
Лагерь, отряд на тридцать человек одиннадцатилеток, мальчиков знаю по именам, девочек хуже. Уже есть фингал, уже утешали всю ночь девочку, накрытую панической атакой, уже ели мороженое и ходили в душ.
Постов любви пока не предвидится, но и постов ненависти тоже. Они дети, как дети. Мы люди, как люди. Роняем бокалы, успокаиваем смеющихся полуночников, скачем по горам.
Сейфчас я сижу с ноутом на коленях у КПП - идти в гору, десять минут и жрут комары. Зато здесь прекрасный вид на долину, прокаленная солнцем степь совсем близко - днем она звенит и трещит - и впервые за долгое время, поднимая голову, я вижу Медведиц - Малую и Большую.
Тишина. Лагерь спит. Я смотрю в мерцающий свет экрана и все вы кажетесь мне сном.
Далеким-далеким сном.
Рил, с её божественной яростью, на коленях которой так удобно отдыхать, Гоблина в богичных малиновых штанах, Санти, с её улыбкой, Ку - наш источник упороса.
Аку, по которой я уже скучаю - если ты это видишь, выходи иногда в сеть после полуночи, я нищ, как церковная мышь и не могу звонить или писать смс-ки длиннее пары слов - и с которой мы прошли половину Волгограда на своих двоих.
Тотенхофф, которого я видела всего три раза, но уже слегка скучаю (никаких проблем, никакой боли, всё в пределах нормы для начинающейся дружбы).
Московские улочки, кафешки, фики...
Я выключена из этой жизни, надо мной чернильное небо, со мной тридцать чужих - и моих одновременно - детей.
Я приеду, соберу рюкзак заново и двину на север, но сейчас - нам бы день простоять и ночь продержаться.
А над долиной ветер. И травы шелестят под его ласковыми прикосновениями.

@темы: Повседневное, Походное, Снежная горечь, Тепло в груди

15:37 

Была бы большая река
Иногда во мне просыпается дикое отвращение к людям.
Боже, дай мне сил в очередной раз сплюнуть его и отереть губы.

@темы: Снежная горечь

03:57 

Была бы большая река
Электричества нет и не будет кина.
Наш электрик был пьян и свалился с балкона.
Мы сидим, выше нас желтой тенью луна...
Нас двоих перебор для оконных проемов.
Кеды, куртка одна на двоих, термос с кофе,
Пусть сорвался сеанс - может, это судьба?
Звезды тихо звенят и трепещут на вдохе.
Мы пьем кофе, обнявшись, и сходим с ума.
Узнаем свои лица в коронах осенних,
Видим тени друга друга у мирных людей...
Я тебя узнаю сквозь порталы на Сенной,
Ты меня узнаешь в перекрестье речей.
Говорим невпопад, горло мучим на крике,
Видим сны о друг друге, читаем пути.
Для меня у людей рукописные лики,
Для тебя - маски монстров, раскрытые рты.
Только изредка сходимся - вечером, с кофе,
Раскрываем объятья, находим слова.
Начиная опять "мир трепещет на вдохе"
Слышу в пульсе твоем - "Я жива. Я - жива".

@темы: Снежная горечь

18:30 

Была бы большая река
Зашла речь вчера в скайпе про Кинга - она о чем только там не заходит, на самом деле - и я запомнила одну, показавшуюся мне истинной, мысль.
Кинг талантлив настолько, что способен менять мир читателя. Под его влиянием привычные мирные глюки, безобидные и в чем-то даже занятные, становятся страшными.

***


В кухне темно - только за окном мерцает россыпь рыжих и белых фонарей на горизонте. Вороне нужно дойти до холодильника, вынуть оттуда мандарин, а для этого - включить свет. Но она медлит, завороженная. Стоит на пороге, положив подрагивающие пальцы на выключатель, глаза ещё не привыкли к темноте, и кто-то, кого она не может видеть, смотрит на неё оттуда - на темный силуэт в светлом дверном проеме.
Обычно этот кто-то Вороне нравится. Она почти любит его, старого приятеля, которого в половине случаев подсознательно ожидает увидеть, когда включает свет. Он для неё безликий и безымянный, но знакомый. Он прячется в её темных комнатах столько, сколько она себя помнит.
Только сегодня всё чуть иначе. По спине от чужого взгляда проползает холодок, и присутствие затаившегося - злое, пугающее. Кажется, что сейчас он дернется вперед, и свет, который льется из комнаты, тот, что оставляет Ворону стоять в сумерках, выхватит резко безумное лицо с расширенными глазами в сетке алых капиляров, с разошедшимися в ухмылке губами, вымазанными чем-то красным. Оно заперхает-захихикает, не моргая, обдавая горячим дыханием...
И Ворона спешит щелкнуть по выключателю, прогоняя страх.

***


На мониторе - звезды и белые буквы, Ворона задумчиво покусывает губу, глядя перед собой расфокусированным взглядом. Ей нужно слово, слово, которое потащит за собой, как на ниточке, все остальные слова, и она тянется к колоде карт, перетасовывает их бездумно, позволяя слову самому заползти в голову.
В одно мгновение ей вдруг кажется - за спиной кто-то стоит. Это обычное ощущение, привычное и даже интересное, и каждый раз Ворона оборачивается с надеждой, готовая сказать "Здравствуй" и улыбнуться...
Только сейчас оборачиваться не хочется. То, что стоит за вороньим плечом, недоброе, затаившее дыхание, и лучше не смотреть ему в глаза. Лучше вообще на него не смотреть.

@темы: Головой по клавиатуре, Про нас, Снежная горечь

04:06 

Была бы большая река
The Walking Dead.
Знала, что не нужно качать, когда конспекты-конспекты-конспекты и неаттестации, но не удержалась.
В результате даже плакать не тянет. Просто...
Ровная сухая горечь во рту.
Двигайся, Клем. Не оставайся на одном месте.
И, пожалуйста, не привыкай стрелять в людей.

@темы: Снежная горечь

03:20 

Была бы большая река
Иногда мне кажется - в этом мире слишком много слов.
Потом я поправляюсь - в моем мире слишком много слов.
Так фраза звучит куда завершеннее и ближе к истине.
Слова ничего не значат, и значат одновременно очень много. Слова не гарантируют понимания - но они - едва ли не единственное, что может привести к нему разных людей. Почти все их можно было бы легко вырезать из моей жизни.
Не знаю, может быть, стало бы легче.
Я встаю утром, сползаю с кровати встрепанная и сонная, и "Доброе утро" от Насти - не то насмешка, не то пожелание. Я никогда ей на него не отвечаю толком. Мычу что-нибудь нечленораздельное, ухожу в ванную. Не позволяю словам расплодиться ещё больше.
Я захожу в колледж, и гул разговоров оглушает меня. Все что-то обсуждают, все меняются звуками. Я затыкаю уши наушниками, потому что не желаю знать, как Васька из параллельного опять опять носит Машке цветы, как цены опять поднялись, а препод, зверь, засаживет. Всё это бесполезно. Всё это не про меня.
Я открываю книгу и на меня снова обрушиваются слова. Половодье слов, поток, океан, они захлестывают с головой, давят и становятся плотью и кровью. Во мне перемешаны сотни речей, мои суждения и мысли составлены из них, я перебираю внутри себя собственное мнение, собственную веру, и не нахожу своего. На всем уже стоит копирайт.
Я выхожу в интернет, и слова накрывают меня, увлекают в Глубину. Сотни течений - холодных и теплых - сплетаются в ней, ровный белый шум царит у меня в голове, и здесь у каждого есть его маленькая уверенность и его выводок слов. Все говорят, говорят, захлебываясь, и меня тошнит уже от холодной воды и теплой воды.
Мне хочется вырубить интернет, телефон, закрывать двери на замок и молчать, слушая только блаженную тишину. Не читать. Не писать. Не разговаривать ни с кем. Только включить классическую музыку, и хотя бы один день полностью освободить от слов.
Они истираются. Они теряют смысл. Они слишком глубоко во мне, меня рвет ими.
Их слишком много.

...Наверное, будет сложно понять, о чем я.

@темы: Снежная горечь, Ни о чем

04:19 

Была бы большая река
Живу с одногруппницей. Привыкла. Освоилась. Прощаю ей промахи, мою полы. Делю с ней еду, мы вначале условились - всё в кухне - двоих, лишь орехи - мои.


В обшем-то, всё просто и непафосно.
Когда хочешь то, это и вот это, копишь на фотоаппарат, и на билет, и на планшет, и на множество разных мелочей...
В общем, любой приработок не помешает. Особенно когда работать по-настоящему совсем не хочется, а деньги всегда нужны.
Так и вышло, что уже третий месяц Настя снимает у меня диван.
Смешная, совершенно обычная, немножко глупая, мы ужились без особенных проблем. У меня есть мой компьютер, мои книги, моё вязание - у неё есть телефон, парень и антенна, позволяющая поймать ТВ. Разговариваем о пустяках, делим заботы о домашнем хозяйстве с переменным успехом, уточняем друг у друга домашние задания, вдвоем боимся математичку.
Я не играю при ней на гитаре и не включаю музыку в колонки. Не раскрашиваю стены, не читаю - ухожу в кухню.
Она при мне не готовит и не красится.
Живем. Вполне довольны друг другом.
Только иногда, заваривая себе чай и через наушники слыша, как Настя бодается с женихом по телефону, думаю - всё так легко сложилось потому что она безразлична мне или потому, что я терпелива?
Мне бы хотелось пожить у кого-нибудь из друзей. Готовить обед, читать книги, подбивать вместе смотреть сериалы, мотаться по городу в вечной жажде нового и интересного, и проверять - это я легко уживаюсь или всё-таки... всё-таки...
Правда, потом я вспоминаю, как мы целый месяц с Аку существовали фактически параллельно, но всё равно сомневаюсь - может быть, это просто мы похожи и я к ней привязана, и потому мы сошлись без проблем?..
Всё сложно. Всё глупо.
Некому скормить ужин. Не на ком восполнить недостаток прикосновений. Некому рассказывать сказки по вечерам специальным, напевным, голосом...
Который раз повторяю за эту осень, которая уже зима - "Скучаю по тому, кого и не было никогда".
Завариваю чай с мятой. Вижу сны с Румпельштильцхеном.
Порождаю бессмысленные посты в днявочку.
Меняюсь.
Такая жизнь.

@темы: Повседневное, Про нас, Снежная горечь

01:50 

Была бы большая река
Сегодня зима.
Ворона лежит, свернувшись на беззаветно любимом пушистом пледе - спасибо маменьке за неожиданно прекрасный подарок - и обнимает правую ногу, притягивая её к груди.
Смешная Ворона.
Пухлые губы, вечно в печальном изгибе, россыпь прыщиков у носа, один, побольше, на подбородке. По-мужски широкие брови, которые лень выщипывать, серьезный и строгий взгляд серо-голубых глаз. Коса свернулась за спиной спящей змеей, готовой рвануться и ужалить, челка прячет взгляд, синяя жилка на тыльной стороне ладони бьется пульсом...
В правой ноге, слишком широкой, слегка деформированной, разливается тупым жаром боль.
Ворона уверена - натруженные мышцы болят не так.
Натруженные мышцы ноют, а не отзываются мукой на любую попытку пошевелиться...
-Ещё немного, - шипит Ворона, улыбаясь напряженно. - и буду ползать так, как Румпельштильцхен в худшие годы не ползал.
Она сама смеется незамысловватой шутке.
Боль уймется. Наверное, скоро.
Просто не надо галопом носиться по лестницам, просто надо выкинуть в окошко скакалку...
Сегодня зима.
Луна прячется в облаках, показывая обгрызенный желтый краешек.

@темы: Повседневное, Про нас, Снежная горечь

00:49 

Была бы большая река
01:03 

Была бы большая река
Я Ворона, и мне девятнадцать лет.
Я Ворона, и мне сделали мой первый подарок на мой день рождения.




19.11.2012 в 23:16
Пишет @nny:

"Оберег"
Спорим, такого Грифа вы еще не видели...

И чрезвычайно ИМХОвый саундтрек.


URL записи

@темы: Я был рожден, Чужое, Тепло в груди, Снежная горечь, Про нас, Ни о чем, Головой по клавиатуре

16:46 

Была бы большая река
- На самом деле я дико привязчива и ревнива.
Просто при этом я ещё и молчалива. Поди догадайся - плюс это или минус.

- Снился Носферату.
Прошлое мое никак не хочет оставить меня.

@темы: Снежная горечь

22:46 

Была бы большая река
До слез хреновый день.
UPD: Разумеется, отпустило. Ворону всегда отпускает, стоит ей найти нужного человека, включить нужный фильм и налить себе молока.
Только точит сердце бесполезное знание - есть люди, которые живут без надежды.
Просто живут, не чувствуя никакого "Всё будет хорошо". Для которых знание о том, что будет синее небо и жаркое солнце - просто знание, не приносящее счастья. Для которых праздник жизни кончился, не успев начаться.
Ворона иногда думает о них - абстрактных многих и некоторых конкретных - и её дергает, как током желанием помочь. Раскрыть свой мир, подарить свой взгляд, разделить свою веру...
Жаль, но я не могу.
И от этого снова хочется плакать. Навзрыд.
запись создана: 23.09.2012 в 15:28

@темы: Головой по клавиатуре, Про нас, мысль пришла, Снежная горечь

12:32 

Была бы большая река
Дома.
Вымытая, в клетчатой рубашке, в обнимку с упаковкой апельсинового сока. Сижу, тупо рассматривая монитор, а в голове вертится одна-единственная неотступная фраза: "Я вернусь".
Вернусь в иное измерение, где города сменяются, как в калейдоскопе. Где все свое - в рюкзаке за плечами, глаза широко открыты, и рот приходится закрывать силой. Где ярко и сладко, и нужно идти, чтобы увидеть как можно больше, трогать мир кончиками пальцев, на вкус, на запах, на прикосновение, сравнивать минеральную воду везде, где удается побывать, не находить ничего знакомого и незыблемого, ловить взгляд, с трудом накладывая внешность на голос, а голос на слова, просто жить, жить взахлеб, неизмеримо гордясь собой и выживая за счет добрых людей...
Лави кладет ладони на плечи полузабытым, чужим жестом, говорит, привычно утешая: "Это не последнее путешествие в твоей жизни", и к нему нельзя оборачиваться, потому что на самом деле его нет.
Нос заложен и вещи не разобраны, магнитики лежат в сумке, потому что повесить их на холодильник значит признать, что все кончилось, и я сижу, тупо глядя перед собой, и перебираю шелестящие цветные воспоминания с горчащей нежностью. Пройдет, покажется сном, забудется...
И особенно цепляют меня не памятники и не соборы, а небо. Бескрайнее, безбрежное. Небо, реки, горы, море... И люди. Конечно же, люди.
Аку всегда что-нибудь крутит в пальцах - не из-за нервов, просто привычка. Заплетает и расплетает косичку - вечно слева - но это только сейчас, потому что волосы отросли. Спит на спине, закинув за голову руку, иногда улыбается во сне. Смотрит прямо и очень хорошеет, когда улыбается. Не терпит жирное и всякую дрянь типа чипсов.
Темный ничего не крутит, напротив, с жестикуляцией у него не слишком хорошо. Зато, скучая, он отбивает простейший ритм подушечками пальцев, щелкает ими в такт услышанной музыке. Не любит солнечный свет - от него болят глаза - если сидит на стуле - то откинувшись на спинку. Взгляд у него тяжелый, исподлобья, и к его лицу не идет улыбка - тот же случай, что и у меня.
Завтра в колледж. Оправдываться за пропущенное первое сентября, входить в ритм будней.
Я сижу, не улыбаясь, маленькими глотками отпивая сок, и считаю, что я ещё должна сама себе и другим.
Съездить в Петербург, который я почти не видела, но страстно хочу увидеть.
Сходить в настоящий лес, который я наблюдала пока только из окна поезда.
Залезть за Железную, на которую мы так и не залезли.
Покорить Элисту, в которой - самый большой буддистский храм в России.
И ещё, конечно, апельсины - не думай, я про них так просто не забуду.

...В голове всё так же неотступно вертится упрямое "Я вернусь".

@темы: Головой по клавиатуре, Походное, Про нас, Снежная горечь

19:23 

Была бы большая река
И на один вечер Ворона почувствовала себя красивой.
Не просто нормальной - красивой.
Смешно.

@темы: Походное, Снежная горечь

21:37 

Была бы большая река
У Петербурга - совершенно белые виски. Строгое, сухое лицо, красивое классической, точеной из камня, красотой, которая от времени становится только лучше. Неулыбчивый рот, узкие губы, тончайшая сетка морщин. Волосы доходят почти до плеч - пепельно-серые, всегда аккуратно причесанные. Взгляд твердый и капельку снисходительный к молодежи - взгляд греческого божества.
И неожиданно небесно-голубые, чистые глаза, кажущиеся на таком лице чем-то чужеродным, приносящие в точеные черты одухотворенный внутренний свет.
Петербург стар и немного старомоден. Носит темный костюм и серое пальто. Туфли вечно отполированы до блеска, перчатки белы, и трость в тонких пальцах скорее украшение, чем настоящая опора.
Он любит правильную русскую речь и безупречную вежливость. Слушает классику и рок, который называет музыкой, способной призывать и изгонять бесов. Он дорого и со вкусом одет, он использует одеколон, в котором чувствуется нотка горчи, он безгранично терпелив и терпим, очень редко улыбается, и, кажется, я уже успела влюбиться в него, не прожив здесь и двух дней.
Старый экстравагантный джентельмен, похожий в вороньем восприятии на постаревшего Марка, стоит и стоит перед глазами. Улыбается уголками губ.
Про этот город я уже знаю - я вернусь, я обязательно вернусь...
У меня завтра поезд.

@темы: Повседневное, Походное, Снежная горечь

14:59 

Была бы большая река
- Иногда кажется - всё прошло. Я выросла и отпустила всё, что было со мной. Было мной.
А потом прошлое властно берет за горло, ударяет в висок случайно брошенной фразой. Кто-то крикнет вслед - "Какая телка пошла!" и засвистит издевательски - и сердце дрогнет, потому что какой бы взрослой я себя не считала, это всегда со мной и во мне.
"Знай своё место. Не помнишь? Ничего, это ненадолго..."
Кажется, до конца дней буду давить в себе желание проходить мимо любой компании с матом и бутылками по стеночке.

- Иногда кажется - всё прошло. Я устала, избыла, забыла. А потом прошлое кладет руку на плечо - случайным порывом, дурацким ожиданием - и всё возвращается вновь. С луной, с одной из песен, с глупым пафосом, рвущимся в слова, и, конечно, твердым знанием - у меня сейчас два часа, а там, на другом конце страны - четыре.
Кажется, до конца дней своих буду с тянущей болью под сердцем подхватываться на любую смс.

@темы: Про нас, Снежная горечь

22:43 

Была бы большая река
- Срачи из-за концовок.
Я знала, что они настанут.

- Ходили в театр. Крохотный зал, два метра до условной сцены, два актера, удерживающие всю пьесу на себе. Безумно красиво, эмоционально, чисто. Аплодировали стоя. "Загадочные вариации", кстати. Чтобы не забыть.

- Предлагают поработать сиделкой. Деньги хорошие, тараканы плохие. Стиснуть зубы и попробовать, благословите безумные боги это начинание.

- Безумно печально осознавать, что МЭ кончился. Совсем. Вообще. Ну, DLC-шечки, ну, фанфики... Но всё. Конец. Приехали. Основной состав дальше не идет.

- Лимонад. Темные улицы с редкими фонарями. Обнимать Милу, рассказывая избитое и печальное. Я уже ничего не хочу. Романтика кончилась, началась унылая проза жизни.

- Я ужасная зануда. Правда, меня во мне это подкупает.

- Кто все эти люди у меня в ПЧ?

- Хочу шапочку из фольги.

@темы: Головой по клавиатуре, Повседневное, Про нас, Снежная горечь

18:39 

Была бы большая река
- Мама укатила на моря. В первый раз в жизни. Звонит, восхищенным голосом говорит, что море синее-синее. Ворона радуется за неё и одновременно жутко ей завидует.
У меня тут никого из приморских городков нет?

- Сорок градусов плохо сочетаются с учебой. Мозги совершенно не работают. Хочется лежать на диване и потягивать ледяную воду.

- Ненавижу своих соседей сверху-слева. То есть, я точно не знаю, откуда, но предполагаю. От них часто слышен мат-перемат и детский плач. У Вороны на такое сочетание звуков реакция всегда однозначно негативная. Особенно веселые ощущения получаются, когда просыпаешься в десять часов, потому что ребенок заходится в рыданиях, а мамаша что-то орет про дебилов и уродов.
Жаль, у Вороны слишком слабые колонки. Она не может включить латинские хоралы так, чтобы начали трястись стены.

- Потратила четыреста рублей на книгу, и сто пятьдесят - на распечатки и воду. Осталась на неделю с четырехстами и ещё пятьюдесятью рублями в кармане. Хотя, если что, я могу на анакоме до конца июня дотянуть.

- "Буря столетия" никак не выветривается из головы. На радостях посетила мысль - составлять список прочитанных книг и к каждой писать маленький драббл.

- Повадилась печь драники, ибо другие блюда из картошки меня пока почему-то не привлекают.

- Тень с жутким - немецким, кажется - акцентом и бородой Ворону несколько напрягла. Даже фрик из "Андерсон. Жизнь без любви" был душевнее и приятнее. Зато Принцесса - хотя в этой экранизации она скорее Княжна - чисто эстетически прекрасна. Строгое, точеное лицо со скорбными глазами святой... Дезмонд хватается за воронье сердце и говорит, что влюбился.

- Люблю летние рассветы. Когда из нежно-розовой дымки выглядывает рубиного-алый краешек солнца - это прекрасно.
У меня окна теперь на восток.

- Не терплю свои отражения. Большие зеркальные двери шкафа всегда двигаю так, чтобы не видеть своего лица.

- Собираю меткие ярлыки.
"Девушка с лицом аквариумной рыбки". "Женщина с лицом стареющей актрисы". "Парень с лицом испанского идальго". "Мужчина с лицом маньяка из третьесортного кино".

Так и живем.

@темы: Головой по клавиатуре, Ни о чем, Повседневное, Про нас, Снежная горечь, Тепло в груди

02:52 

Была бы большая река
Прочитала "Бурю столетия" за три часа.
Не страшно. И полное ощущение хэппи-энда.
Да-да, я дурак.

Любит Ворона непознаваемое всесильное зло. Которое может все, которое необъяснимо, которое непобедимо, которое красиво. Причем главный аспект - не непобедимость, и уж тем более не красота. Главный аспект - непознаваемость.
Когда Ворона не понимает, она чувствует себя зачарованной. Ей нужно понять, ей нужно объяснить, и когда ей не дают этого сделать - в правильном ключе - она заинтригована и влюблена.
Собственно, именно за это я вообще люблю Кинга - за его антагонистов и за то, что он полностью забивает на обоснуи. Откуда, что, куда - какая разница? Этих ответов у него можно не искать, и слава богу, потому что слишком многие в попытке сотворить злу мотивацию не дотягивали и скатывали всё в никуда. Гораздо интереснее проявление зла и реакция человека на эти проявления, и в вороньем сознании Линож - "Легион имя мне..." - близок Теку и Пеннивайзу, образы которых она искренне и трепетно хранит в памяти, среди других завороживших её героев. Страх близок благоговению, благоговение приятно, и благоговеть перед тем, что понимаешь - сложно...
И сложности с выбором у Вороны вызвали некоторое недоумение. Потому что всё на раз просчитывается логикой, а логика - очень упрямая вещь. Принципы старых сказок мне не понятны, потому что всё у Вороны прежде всего вызывает "Зачем?" и "Почему?".
"Почему ребенок априори стоит дороже взрослых?", "Почему даже посчитав, люди неспособны принять решение?", "Почему пожертвовать одним ради всех плохо, а положить всех ради одного - нет?".
Такое чистое-чистое недоумение...
Да и не понравился мне городок на острове. Слишком взрывоопасно и близко к истерике такое общество, а если ещё принять на веру то, что говорил Линож - а говорил он, скорее всего, правду - выходит и вовсе неприятно.
Небо, черные с алым глаза...
Однажды Ральфи спросит у отца - у второго отца, которого он считает единственным - "Где моя мама?" - и на следующий день они полетят в городок, отрезанный от остального штата Мэн проливом. Посмотрят на мемориал, заглянут в окна, и Линож обязательно спросит у воспитанника - "Что ты видишь, мальчик?" - и ,конечно, сыном он его не назовет. И Ральфи, посмотрев, начнет перечислять то, что зацепит неопытный глаз - самые яркие пороки, самые страшные ошибки, самую горькую память. Свою историю он нашарит быстро - она не успеет ещё сгладиться в сознании горожан - но, конечно, не разозлиться, только удивиться и заинтересуется. С любопытством посмотрит на седую мать...
"О чем ты думаешь, мальчик? - спросит его Линож на закате, когда пора будет улетать, и ребенок в ответ приподнимет верхнюю губу, обнажая клыки в улыбке. Уткнется носом ему в рукав...

У чайника ручка, у чайника носик,
За ручку возьми и поставь на подносик...

@темы: Увлеченное, Снежная горечь, Ни о чем

23:38 

Для Касавира.

Была бы большая река

Тени Теней

главная