Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: повседневное (список заголовков)
13:51 

Была бы большая река
- Методичными упражнениями довела себя фактически до хромоты. В этом я вся.

- Больше всего на свете хочу собрать рюкзак, повязать шарф и выйти на трассу. Хочу снова ощутить себя глупой, нелепой, свободной, зависящей от других людей и веселой. Выбирать машину и загадывать её, жмурится от ветра, когда мимо проносится очередная фура, нарочито греть пальцы дыханием, показывая - "Ты спас меня от холода и обморожения, чувак!" - и это желание не становится менее навязчивым от того, что у меня почти нет опыта, мозгов и умения стопить правильно. Оно просто есть, постоянный северный ветер в спину, но я, конечно, держусь.
Колледж смотрит на меня с укоризной.
Романтика дорог - её нет на самом деле, но я ещё юн и иделистически настроен - тянет к себе.

- Скоро Новый Год. Ну, как скоро. Чуть больше месяца. Я ещё не знаю, где проведу его - знаю только, что не дома. И терзает меня вопрос - можно ли ехать зимой стопом.
С одной стороны - холодно, гарантированная вписка только в Уфе или в Москве, в зависимости от направления движения, темнеет рано, да и у дальнобойщиков, говорят, мертвый сезон - на первое число никто не разгружает фуры, а мне ехать тридцатого-тридцать первого.
С другой стороны - я совершенно отморожена в этом плане и чувствую неумолимое движение шила в заднице. Шило хочет подвигов. Шило хочет, чтобы у меня была возможность говорить: "Это всё фигня, а вот когда я, в минус тридцать, под Челябинском...". Да и денег на поезд жалко.
Ворона в сомнениях, о да.

- Купила книгу Олди за шестьсот рублей. Поняла всю боль Аку, которая по профессии верстальщик, и плюется ядом на нынешние издания. Потому что у этого несчастного "Черного баламута" буквы просвечивают через тонкую бумагу, на уголках и краях какие-то заломы и складки, и всё это не по божески хрустит, если раскрыть на середине. Мне её читать страшно - ощущение, что развалиться в руках!
Надо было в магазине придирчивей ощупывать.

- Освоила простейший, но довольно вкусный салат. На вдохновении приготовила огромную миску. Думаю теперь - то ли, шепча "Моя прелесть!" есть всё одной, то ли угощать соседку.
Неразрешимая дилемма и бой жадности с альтруизмом и здравым смыслом.

- Всё ещё осень. Листья уже не золотые, а невнятно-бурые, лужи подергиваются ледком, ветер по ночам воет и стонет. Снега ещё нет и будет, наверное, не скоро.
Как всегда, завидую северянам.
Традиция же )

@темы: Тепло в груди, Про нас, Повседневное, Ни о чем

15:30 

Была бы большая река
- Конечная станция - это когда понимаешь, что восхищаешься мистером Голдом, любуешься Темным, но настоящую трепетную любовь испытываешь к человеку-Румпельштильцхену.
Что творится у меня в голове, блин?

- Вчера, конечно, праздновали. Не могли не. В первый раз на новом месте, старой компанией, и Ворона лихорадочно мешала салаты и паниковала, как же рассадить-то всех на моей крохотной кухоньке.
А потом пришли - с шампанским и тортом - вторым тортом, прошу заметить, потому что я первый покупала сама! - и кое-как расселись, и вручили мне футболку с логотипом Фрэнки Шоу и бессмертным "Show Time!", и все вместе, смеясь, раскладывали еду по тарелкам...
Нас было четверо, мы говорили весь вечер, Ворона гордилась собственным кулинарным искусством.
Побеждали торт - и, конечно, по традиции резала его Мила.
"Мила, будь мужиком, порежь торт!"
Хотя Ксюшу, мы, кажется, напугали. Слишком яркие, слишком взрывные, шутки на грани фола, понятные только троим...
Когда она ушла - стало легче. И сидели мы уже совсем по-домашнему хорошо.
Часам к десяти открыли шампанское - и открывала его я. Маша закрывала голову руками, Мила пряталась за косяком...
А вышло красиво - тихий хлопок и белый дымок над горлышком.
Правда, на радостях я шампанским облилась. И даже выпила один стакан, на время отставив собственные принципы в сторону. Мы успели поднять два тоста - за меня и за родителей - и выпить на брудершафт.
А потом, объевшиеся и довольные, дремали на кровати, шепотом рассказывая о проблемах и горестях...
Маша в тепле незаметно приснула, вскинулась минут через двадцать с вопросом: "А, что, сколько времени прошло? Трамваи ещё ходят?" и, конечно, мы не могли не смеяться.
Такая жизнь, друзья. Такая жизнь.

@темы: Головой по клавиатуре, Повседневное, Про нас, Увлеченное

17:25 

Была бы большая река
- Дано:
Ворона знает стихов самой разной направленности на два часа чтения. Наизусть, разумеется.
Дано:
Вороне нужно повторять хоть иногда, чтобы не забыть.
Дано:
Ворона тщеславна и ей скучно читать просто так, в пустоту. Все знакомые, готовые себя пожертвовать в качестве слушателей, удолбаны в никуда и им я уже свою программу закатывала раза по три.
Вопрос:
Нет ли здесь желающих послушать читающую, отчаянно смущающуюся Ворону? Способ связи - скайп. Предполагаемое время - выходные, вечер субботы или воскресенья.

- Впервые в жизни осознала, насколько же у меня плохо с физической подготовкой.
Началось всё просто - Вороне задали приготовить реферат "Аэробика со скакалкой". Ворона перекопала весь Инет в поисках, и неожиданно загорелась идеей.
Ибо кардиосистема, профилактика варикоза - хотя моему профилактика уже опоздала - красивый рельеф ног и похудение. И физическая активность, которой внезапно захотелось.
В общем, Ворона выкопала скакалку и стала прыгать.
Начала в субботу, пару дней привыкала, а потом случилось то, что случается всегда, когда Ворона что-то решила - Вороне стало лень, но активизировалось упрямство, и Ворона уперлась рогом.
По несколько раз на дню, по пять минут...
Сейчас у Вороны по-настоящему болят ноги, она испытывает желание хромать и жалобно моргать, изображая раненную антилопу.
Но Ворона же уперлась!
А это значит - улыбаемся, машем и продолжаем прыгать.
Думаю, кто сдастся раньше - я или организм.

- Я не знаю, откуда я взяла, что я упряма.
Иногда мне кажется, что я просто придумала это себе.
Мне бы сидеть дома под теплой лампой, мне бы пить чай и читать книги, начиная и заканчивая истории на середине. Мне бы ставить точку легко, сдаваясь без усилия. Мне бы лениво дремать, ожидая, пока кому-нибудь станет так надо, что он придет сам...
Я не могу.
Вбито намертво, вколочено накрепко - "Я упряма".
И тут же - "Я сильна".
Это может быть десять раз неправда. Я могу желать совсем иного на самом-то деле...
Глупые сказки, где героини проходили по углям, спасая других, выжжены на моем сердце.
И потому я пишу, даже если никто не читает. И потому я срываюсь в авантюру, плюя на сложности.
Я сознательно тащу себя к своему идеалу, и то что идеал долбанут на всю голову, весел, легкомысленен и счастлив ничуть не заботит меня.
...Похудею, сделаю пирсинг в носу, распущу по плечам волосы и напишу книгу...
Лави смеется взахлеб, слушая эти мечты.

@темы: Про нас, Повседневное, Головой по клавиатуре

18:34 

Была бы большая река
- С некоторых пор, Ворона, чувствующая себя виноватой, сжимает зубы и молчит.
Потому что Ворона упряма, и потому что ни один из её защитных механизмов в общении не помогает - кончится или скандалом, или просто легкой обидой.
Потому что когда Ворона чувствует себя виноватой, она желает делать две вещи - обвинять вторую сторону или оправдываться.
Это работает всегда, вне зависимости от того, виновата ли Ворона на самом деле.
В любом случае самое первое её побуждение - бросить какую-нибудь претензию в ответ и посмотреть: а что будет? Претензии обычно есть всегда, потому как всегда же в какой-то мере виноваты обе стороны...
Но люди ненавидят, когда их, ещё и обиженных - обвиняют. Они начинают защищаться, включая свои защитные механизмы, и получается чаще всего неприятное и неуютное разбирательство, кто кому чего сделал или не сделал, которое кончается ничем.
Потому Ворона молчит. Кивает и молчит - "да, виновата, да, извини" - и улыбается.

- Через десять дней Вороне исполняется девятнадцать.
Это, если честно, вызывает у Вороны жгучую панику, потому что взрослеть она боится до смешного. Взрослые не так часто остаются интересными и великолепными, как Вороне хотелось бы, а годы не идут - летят. Вот я живу в своей квартире и расписываю стены, вот я планирую авантюры и называю своё - своим...
Вот десять - лего, снег, Маша, вот двенадцать - вечера в компьютерном клубе. Вот четырнадцать - здравствуй, Мила, знала бы ты, как я люблю тебя; вот пятнадцать - и тебе привет, Темный, я ещё так мила и наивна, верно? Вот пять лет - вкусная каша и мамины слезы, вот семнадцать - Капелла, я иду играть тебя. Вот шестнадцать - гарь и пепел, больничные будни, вот одиннадцать - Персик, ты будешь нашим драконом!
Я оглядываюсь. Мне страшно. Ничего этого уже нет, много из того, что есть сейчас, никогда не будет. Я не могу радоваться течению времени, я цепляюсь за него и с ужасом слушаю шорох секунд.
Каждая ушедшая приближает меня к смерти.
А я боюсь умирать. Боже, знали бы вы, как я этого боюсь.

- А в городе теплая осень. Я хожу без куртки, смеясь над народом в зимних шапках, я пинаю листья и они загадочно шуршат. Я смотрю в небо - чистое, синие, как заказывала - и тянусь к людям, чего не делала никогда. Я говорю с ними, когда они обращаются ко мне, я улыбаюсь им, понимая, что они не враги, я почти не боюсь их - разве что слегка - и кажется, это и есть - взрослею.

Внезапно пришло в голову - с моим восприятием действительности я терпеть не могу, когда звуки накладываются друг на друга. Это всегда выбивает меня из равновесия и заставляет раздражаться.
Когда я еду в маршрутке, мне всегда очень неприятно, когда у водителя играет музыка. Она накладывается на то, что у меня в наушниках, а если я выкручу звук на максимум - у меня заболит голова и кульминации будут раздражать, а не наполнять трепетом.
Когда я прихожу в гости и там работает телевизор или мне предлагают включить музыку - я всегда прошу телевизор отрубить и отказываюсь. Потому что голос собеседника наложится на фоновый шум, а я слишком люблю интонации, обертоны - все эти совершенно неважные обычно для народа мелочи - чтобы упускать их. К тому же, по-моему, слышу я не очень хорошо на самом-то деле, и фон мешает, отвлекает, забивает слова, произнесенные тихо.
Если мы идем в мультиплеер - я всегда убавляю звук до почти неслышного.
В нашем мире вечных шумов поводов для раздражения у меня, конечно, всегда в избытке )

@темы: Про нас, Повседневное, Ни о чем

02:33 

Была бы большая река
- Бывает такое болезненное вдохновение, когда позарез хочется писать, прямо к горлу подкатывает это желание, виски судорогой сводит. Мечешься, злишься, начинаешь одно, второе, бросаешь в отвращении и стираешь к чертям. Обходишь фесты, тыкаешь в заявки. Вспоминаешь свои старые идеи и свои любимые пейринги. И снова - одно-второе-третье...
Спать уходишь раздраженной, так ничего и не написав.
Ненавижу.

- Бывает спонтанное вдохновение. Это когда читал-читал-читал... или там смотрел-смотрел-смотрел... ну, или играл-играл-играл... внезапно зацепился за что-то, пару минут посмотрел в экран пустым бессмысленным взглядом, теряя нить повествования, а потом резко всё свернул и побежал писать. Лихорадочно молотишь по клавиатуре, забыв про всё на свете - про сюжетную канву прочитанного-просмотренного-сыгранного только что - в том числе.
Спать уходишь, наплевав на предшествовавшее занятие, довольной и успокоенной.

- Бывает вдохновение-не вдохновение. Это когда "О, надо писать пост". Или "О, интересная заявка. Хочу её писать". Открыл окно, набрал несколько предложений. Отвлекся, чаю сделал. Вбил ещё пару предложений. Почитал. Натыкал ещё три предложения. Развернул фильм, повтыкал в него. И ещё пару предложений...
Оп, готово. Возвращаешься к делам.

- Бывает вдохновение "аппетит приходит во время еды". Поймал себя на том, что давно не писал. Открыл вордовский файл, вспомнил достаточно проработанную идею. Начал. Не прет. Уперся, продолжаешь... На десятом предложении что-то щелкает и перемыкает, отчего случается резко: "Писать-писать-писать, омномном, не хочу чаю, хочу ещё писать!".
Потом пришел в себя, посмотрел на две страницы текста, поморгал.
Пошел пить чай.

- Ещё бывает вдохновение "И всё ещё прет!". Это когда написал первую главу. На следующий день - всё ещё прет. Удивился. Написал ещё главу. Следующий день. Всё равно прет! И ещё главу!
И так пока главы не кончатся.

- Бывает вдохновение "В интернете кто-то не прав". Прочитал фанфик идеологического противника. Пролистал какой-нибудь страшный ужас с фикбука. Возмутился, понял, что не можешь это терпеть.
И понеслась, и понеслась...

Да, это Ворона охвачена первым вариантом, отчего мучается.

Поймала себя на мысли, что любовь - тру-любовь, в каком-то смысле - это когда оба готовы принимать друг друга любыми и стоять друг за друга насмерть.

@темы: Повседневное, Ни о чем, Про нас

01:33 

Была бы большая река
Пикник был и был он прекрасен.
До слез.

UPD: Зашла на официальный сайт Пикника.
Нашла среди старых записей свое деревце. Его таки передали, его таки передали!
Восторг мой не поддается описанию.

UPD 2, подробности:
Подготовка к концерту - дело всегда не то чтобы долгое, но очень захватывающее. Как нормальные девушки собираются на свидание - так Ворона собирается на концерт. Вымыть волосы за день до эпохального события и выкрасить их хной до медного отлива. Найти самую-самую любимую футболку, в которой не стыдно выйти в люди. Вымыть кроссовки до состояния снежной белизны, заплести косу волосок к волоску, найти напульсники и косметику, преисполниться воодушевления и энтузиазма.
Вчера всё портило то, что до концерта нужно было идти в садик, к детям, на практику. А накрашенной и в напульсниках... Ну... Э-э-э... В общем, за пять минут до выхода Ворона запихнула всё необходимое в сумку, отправила в карман духи и постаралась как-то абстрагироваться от того, где ей приводить себя в порядок.
Ведь не в туалете же ЦКЗ... Победило природное раздолбайство. В конце концов, можно на парапете фонтана. По крайней мере, это была основная идея.
Дети были как всегда - игривы, немного капризны и малочисленны. В садике ветрянка, больше половины болеет, а тут нам ещё прислали пятикурсниц - проводить занятия... В результате мы с Ксюшей помогали воспитателю одевать-кормить-играть, как делаем это всегда, а пятикурсницы в обнимку дремали на диванчике и вяло отмахивались от моих вопросов - "А какая группа? А какая практика? А специальность какая? Ой, а расскажите!". В болтливость в нас выродился энтузиазм и волнение.
Детей разобрали в пять.
Уже в шесть мы сидели на набережной - оттуда до ЦКЗ пять минут неспешной ходьбы - и любовались окружающим миром. Небо - от сиреневого за Волгой до алого на закате. Тонкий серпик луны отливает сырной желтизной и бросает дробный блик на воду. Тихий шорох волн. Зажигающиеся за спиной апельсиновые фонари. Фрэнки в наушниках играет Армстронга, а на парапете кто-то написал сакраментальное "Trust me. I am the Doctor", отчего мы пришли в восторг и желание затискать писавшего. Там же мы неспешно надевали напульсники, там же красили глаза. К тому времени, когда пришла пора выдвигаться, небо было уже густо-синим, луна стала серебряной, а закат почти погас, оставив только призрачный рыжий блик на самом краю неба.
Вечер был великолепен. Настроение было великолепно чуть менее.
Место нам досталось как всегда, на балконе слева. Вообще, если по-честному, было оно на самом верху, в середине ряда... Но когда ж мы играли по-честному в таких вещах, как рок-концерты? Аккуратно заняли ничьё место впереди, сделали вид, что так и надо, одновременно опытным взглядом вычисляя в толпе таких же, как мы. Парень с косой до пояса и носом, похожим на клюв хищной птицы. Полноватая девушка в напульсниках и футболке Пикника, стареющий мужчина в той же футболке, с горящими глазами...
Группа привычно опаздывала на двадцать минут.
Это было ничего. Мы терпеливы. В конце концов, КиШи обычно опаздывают на полчаса, а то и на все сорок минут.

Погасили свет. Дым заполнил сцену, начал стекать в зал. Первые удары барабанщика - как ритм пульса в висках и у сердца. Первые слова песни - как часть самой личности, вживленные под кожу. Нельзя не двигаться. Нельзя не аплодировать, сбивая ладони. Нельзя не кричать.
Нас, таких, было не так уж и мало. Тех, кто подхватывал крик. Тех, кто двигался в подобии танца. Единое существо - зал, как кукла, движимый мелодией... Безумие, но отличное от огненного марева на КиШ. С ноткой тоски и прохлады.
Пели "Из мышеловки", "Королевство кривых", "Египтянин". Завершали традиционным - "Там на самом, на краю земли". Что-то трескалось в зале, место становилось местом без проблем, без будущего, и даже Шклярский, обычно недвижимый и безразличный, позволил себе несколько раз шагнуть из стороны в сторону, крикнуть в зал "Громче!", когда все вместе пели "Фиолетово-черный". Новоегипетский инструмент, шарманщик, кукловод, ткущиеся за спинами исполнителей ролики на каждую песню...
Когда всё закончилось, мы вылетели под небо оглушенные, полные любви и тоски - всё, теперь до весны больше не будет концертов.
Волга вздыхала в темноте. Луна обливала мир дурманным светом. Подмигивали робкие белые звезды.
Маршрутка поймалась почти сразу - полупустая, уютная.
До дома она довезла нас за двадцать минут.
запись создана: 22.10.2012 в 23:24

@темы: Тепло в груди, Повседневное, Някательное

01:22 

Была бы большая река
...Я бы хотела проснуться однажды, и чтобы мне снова было шестнадцать лет. Чтобы за окном зеленью шелестело весеннее утро, чтобы мама недоуменно спрашивала, куда это я подорвалась в такую рань, и чтобы Темный ждал в сети обещанного с вечера матча-реванша в шахматы. Чтобы в наушниках пел Филигон, чтобы ГИА маячило впереди неясным призраком, чайник заходился возмущенным пыхтением на плите и весна была непозволительно яркой и долгой.

...Я бы хотела проснуться, и чтобы мне снова стукнуло четырнадцать. Чтобы вокруг тряслась и подскакивала на ухабах холодная маршрутка, чтобы за окном пряталась зимняя ночь, чтобы снега было по колено и в наушниках бился только прирученный голос Канцлера. В музыкальной аккордеон и горячий чай всем несчастным, лишенным обеда, в сети Ян Валентайн и интернет ещё по карточкам, в голове сплошной ветер и скачущие настроения.
И в глазах - отблеск праздничной рыжины.

...Я бы хотела сидеть на крыше многоэтажного дома в чужом городе, с чужой курткой, накинутой на плечи и бумажным стаканчиком с кофе в руках. Греть о него пальцы, жаться к чужому плечу, молчать взахлеб, и слушать, как вокруг шумит мир - гулом машин, ветром, курлыканьем голубей, звоном трамваев. Чтобы обязательно - до дома много тысяч километров, чтобы кофе в стаканчике едва сладкий, чтобы на горизонте яростный, пламенный закат, обливающий весь мир кровью...
Чтобы просто - блаженная спокойная тишина.

...Я бы хотела смотреть на море. Сидеть на большом, нагревшемся за день, камне, болтать босыми ногами, чувствовать рядом прибой. Звук моря - непередаваем. Цвет моря - неуловим. Доливать себе холодной воды из термоса, грызть припасенные яблоки, и никуда не торопиться.
С рассвета и до самой ночи.
И, конечно, тихо напевать.

...Я бы хотела путешествовать. Поднимать руку характерным жестом, вбрасывать себя в кабину, сперва забросив рюкзак, греть пальцы и нарочито дрожать, улыбаясь побелевшими губами. Менять машины, как перчатки, пока не попадется по-настоящему интересный собеседник.
И в колонках - какая-нибудь смешная простая музыка.
И на горизонте - рассвет нового дня.
И в сумке, конечно же, неизменная книга наудачу.
Пропахшие бензином волосы.

...Я бы хотела видеть звезды.
...Я бы хотела взахлеб читать книги.
...Я бы хотела....

@темы: Ни о чем, Повседневное

02:21 

Была бы большая река
- Фри фест вызывает в Вороне тонны ненависти, ибо выстраданную заявку по мотивам вороньей жизни не приняли. И кучу фэндомных - тоже не приняли. Только одну, отправленную больше в шутку...
Ворона негодуэ.

- Вокруг свадьбы. Одногруппницы выходят замуж, играют роль подружек невесты, отпрашиваются то на одну субботу, то на другую... Ворона смотрит вокруг недоуменным взглядом, хлопает глазами и внутренне удивляется: "Свадьбы? Браки? Мужья? Жены? Боже! Мне восемнадцать, я ещё ребенок. Отдайте мне мою книгу, мою лампу и мой шалаш за креслом..."

- Традиционно заболела. Кутаюсь в теплую кофту, пью чай литрами, говорю в нос. Хожу в колледж.
В конце концов, прогуляв целую неделю, нужно как-то реабилитироваться.

- Болят глаза. Недавно три дня просто тупо ныл лоб над правым глазом - явный признак, что всё плохо. Ворона ловит себя на том, что не видит того, не видит этого, долго не может проморгаться, уснув на парте...
Немного страшно. Утешаю себя тем, что скоро проходить комиссию, а значит - идти к окулистам.

- В последнее время вся - острые углы и больные вопросы. Странно реагирую на чужие слова, агрессивна по мелочам, печальна ни почему.
Каждый раз больно цепляюсь - самоубийство, душевнобольные, уроды.
Каждый раз не умею обидеться.
Каждый раз прошу перестать делать какую-нибудь мелочь и получаю отказ.
Каждый раз Дезмонд вздыхает: "Люди..." так, словно это всё объясняет.

@темы: Головой по клавиатуре, Ни о чем, Повседневное, Про нас

02:16 

Была бы большая река
Как давно это было... Я не помню, когда.
Звезды странно сошлись, предвещая чудное.
Он пришел из тумана, из белого льда
И принес за собой ветер севера с моря.
Он сложил сотню сказок, за маску - лицо
Выдал он не стесняясь и веря в удачу.
Крепко он завязал и себя и меня
Не задумавшись даже на миг, что же дальше.
Боль и планы побед мы делили на два,
Разрезали все игры, все веры, все мысли.
Если он говорил: "Дважды два это пять",
Я ему отвечала, смеясь - "Это тридцать".
Страхи, чувства и солнце, и ночи, и сеть,
Сладость слова "Свобода", пустые надежды...
Как-то я умирала - он тщился согреть,
Как-то он умирал - я рвалась что-то сделать.
Я училась держать, и болтать, и не лгать,
Он, наверное, тоже чему-то учился.
Были строчки-обряды, заклятья, слова...
"дважды два - это пять". "Ну нет, это тридцать!".
...Как давно это было - не помню, когда.
Знаю только - все маски становятся тесны.
Знаю только - моё "дважды два, дважды два"
Стало разом ненужным. Как будто не к месту.
Что сказать, для чего, как суметь уместить
В голове то что было, что есть и что будет?
Удержаться под ветром, суметь устоять,
Вспомнить вечное - лучших, любимых, не судят...

Маска в трещинах, имя на старом окне,
В глубине старых парт, на руке старым шрамом..
Маска смотрит в глаза из провала во тьме.
Смотрит молча, с укором, всесильно и страшно.
Я ловлю свой порыв - потянуться к лицу,
Приложить расписную чужую личину.
Убедить - ничего не приходит к концу.
Отряхнуть затянувшую всё паутину...
Так давно я сказала - не помню, когда -
"Если вы не рождались, вас нужно придумать".
Может быть, это были не просто слова?..

А у сердца всё бьется - любимых - не судят.

***

Когда перестану писать стихи - поменяю ник на что-нибудь менее претенциозное.

@темы: Про нас, Повседневное, Обрывки-отрывочки, Ни о чем, Головой по клавиатуре

00:29 

Была бы большая река
Кофе в бумажном стаканчике прямо на улице - заедать его рогаликом, с интересом поглядывать на небо. Ограда набережной, по которой можно ходить и сидеть, почти ледяная темная вода Невы - нужно сильно нагнуться, чтобы до неё достать - наглые раскормленные голуби. Множество граффити. Множество самых разных музык. Студенты навстречу - в руках кефир и булочки.
Черные шляпы, долгополые пальто, длинные волосы, гитары в чехлах. Яркая обувь. В метро - читалки и газеты. Завораживающе прекрасные черты лиц. Косички, сережки, татуировки. Целующаяся парочка посреди Троицкого моста. Стареющий профессор на лавочке...
Металлические сфинксы - отполированные сотнями прикосновений лапы, точеные строгие лица. Если дотянуться и коснуться губами холодных тонких губ, сфинкс сощурит узкие незрячие глаза, скосит их вниз недоуменно и удивленно. А потом - поднимется на мускулистые львиные лапы, потянется по-кошачьи, разминая затекшие члены. Зевнет так, что человеческий рот напомнит львиную пасть. Спрыгнет с постамента и побредет по набережной, покачивая кисточкой хвоста. Под бархатистой шкурой задвигаются в такт ровному дыханию ребра, мягкие подушечки лап будут касаться асфальта с тихим шорохом.
Иногда я правда в это верю.
Вместе с Аку сварили борщ - вкусный борщ! - сейчас смотрим Доктора втроем и с кошкой, и я чувствую себя удивительно по-домашнему. Стучу в такт спицами...
У входа в метро играли музыку индейцы. На маленьком пятачке перед ними плясала случайная, одетая в цивильное, бабушка.
Я говорила, что люблю этот город?
Так вот - кажется, он отвечает мне тем же.

...И - где же я найду-то ещё одного такого восхитительно прекрасного психа, только мужского пола?

...И - меня тянет в Ебург, но я не настолько авантюрист, чтобы ехать туда, где негде жить.

И - в кои-то веки я расстроилась по-настоящему из-за пары слов.

И - здесь по-уютному холодно. Можно завернуться в плед и налить себя чаю.

И - мы просто живы. Уже одно это охрененный повод для оптимизма, хоть эта жизнь и напоминает чем дальше, тем больше театр абсурда.

...Так и живем.

@темы: Тепло в груди, Походное, Повседневное

14:37 

Была бы большая река
Ворона в Питере.
Ехала день, ночь и ещё немного день. Чувствует себя неплохо, сыта, обогрета.
Молится только о том, чтобы северный ветер не увлек её, Ворону, дальше. А то с меня станется внезапно поехать не домой, а в Ебург, загулять на лишнюю неделю и вообще.
И нет, я не шучу, с меня правда станется. В конце концов, вчера вечером я должна была мирно ночевать в Москве, а не стопить в Твери в два часа ночи, выдыхая пар изо рта и подпрыгивая от холода. И не ловить в семь часов под Новгородом хоть что-то. И не спать в чужих машинах, обняв себя за плечи...
В общем, Темный, скажи, что ты не будешь рад нас видеть и вообще занят там с утра и до ночи.

@темы: Походное, Повседневное, Някательное

10:14 

Была бы большая река
- Ворона легла в одиннадцать и встала в девять. У Вороны немытые волосы, горячий чай и отсутствие воды. За окном по небу ползают ленивые жирные тучи, несмелые, блеклые солнечные лучи лежат на полу строгим прямоугольником. В понедельник к Вороне въезжает одногруппница - пока с испытательным сроком, там посмотрим, уживемся ли. Ворона, маниакально ценящая собственное личное пространство, немного волнуется. Но очень уж ей хочется стать финансово независимой от мамы и очень хочется фотоаппарат. Так что будем уживаться. В конце концов, пока мои увлечения не называют фигней, а моих друзей в Интернете - несуществующими - я способна проявлять чудеса терпения и обстоятельности...
А вечером сегодня - концерт.
Поют КиШ, поют даже не в Волгограде, и Ворона переживает про себя, как же она найдет клуб, как уедет из Волжского почти ночью. Голос легкомысленности говорит - "Поймаем попутку или пешком дойдем. Или маршрутки ещё будут ходить" - Ворона кивает. Всё равно трусить уже поздно, надо было раньше думать. И нужно ещё успеть накраситься - Ворона в повседневной жизни никогда не, и потому почти не умеет - сообразить, что надеть и нужно ли делать что-то с волосами.
В общем, у Вороны сегодня выход в свет.
И это хорошо. Лучше просто не бывает.

- Почитала на правдорубе тред про психические отклонения, и впервые в жизни мир мой готов дать трещину. Его не добили папенька, Сергей, дежурства в больнице. Его не добили Носферату и Темный, и все те тонны чернухи, которые Вороне иногда попадаются - не добили тоже. Но внезапное осознание, насколько хреново больным психически людям, насколько это страшно и плохо и безысходно...
Надеюсь, пройдет. Иначе придется после колледжа перебираться на психиатра, а я же в тифлопедагоги хотела.

- Кажется, заразилась от Аку отношением к пешим переходам и поняла, что мышцы - не главное. Главное - психологический настрой. Вот в четверг, скажем - пошла пешком в центр, за атласом автомобильных дорог. Могла бы спокойно доехать на трамвае, но "It`s a callenge!". Потратила три часа. Устала. Но зато прошла через кладбище, насладилась чистым небом и купила орехов, которые вообще отдельная история.
Просто Ворона вдруг осознала, что чипсы, шоколадки, сухарики - зло. И что Ворона никогда не похудеет и не сведет прыщи, если будет их есть помногу. Потому теперь каждый поход в магазин становится схваткой с самой собой - "-Ты не возьмешь эту нямку. Не возьмешь, я сказал. -Но... -Но. Пошли". И, поскольку Ворона сказала себе "Нельзя", Ворона ищет заменители. И вот тут и случается - "Орешки! Кумкватики! Фрукты! Ном-ном-ном!". Как ни странно, выходит даже дешевле.
И Ворона пристрастилась к фисташкам

@темы: Повседневное, Про нас

01:01 

Была бы большая река
- Иногда Вороне становится очень страшно, что что-то кончится.
В такие моменты Ворона наливает себе чай и вспоминает одну старую истину:
"Всё, что случается, случается именно тогда, когда должно было, не раньше и не позже. Общение кончается, только когда двоим оно не нужно. Ночь уходит именно тогда, когда нет сил больше терпеть её.
Что-то уходит только в свой момент и только в свой момент приходит".

- В городе настоящий осенний дождь и горький, холодный ветер. Владычица в золотых лиственных одеждах, которую я встретила в Питере, и от которой снова ушла в лето, догоняет меня. Настает пора неумеренных воспитий чая, теплой кофты, вязания шарфа, холодных звенящих рассветов.
Рада ли я? Не знаю.
В конце концов, это просто время.

- Пребываю в таком состоянии, когда хочется признаваться всему миру в любви. Сказать первому встречному: "У тебя красивые глаза", позвонить Аку на мобильник и возвестить: "Ты неизмеримо прекрасна!", обнять маму и долго стоять так...
Мир отвечает тем же. Роняет мне в волосы золотой красивый лист.

- Я научилась точить ножи и вручную стирать джинсы. Чувствую себя неумеренно героичной.

- Официально заявляю: меня отпустил Mass Effect. Фики будут только в октябре, когда на ФБ случиться деанон, а потом их не будет вообще в принципе.

@темы: Головой по клавиатуре, Повседневное, Про нас, мысль пришла

16:10 

Была бы большая река
Первая неделя дома прошла на ура.
Ворона сделала медкнижку, Ворона научилась варить пшенную кашу, Ворона купила билеты на КиШей и на Пикник, убив почти все деньги, Ворона чувствует себя невозможно гармонично вписанной в этот мир. Синее небо, дурацкие мысли, любимые улицы и вид из окна. Планируемые авантюры, непройденные дороги, нерасказанные сказки - шуршащее, праздничное будущее.
Идет осень. В золоте опавших листьев, в серости редких туч, в утреннем холоде и внезапных лужах. Ворона лежит, забившись под одеяло, запретив себе есть обезболивающее, и задремывает под непрекращающийся уличный шум - дребезг трамваев, смех детей, шорох шин по асфальту. Каждый месяц Ворона болеет и проклинает женские заморочки, каждую минуту катает на языке песни и вслушивается в какофонию окружающей реальности, каждое мгновение любит мир и себя в нем...
Алсо - хорошо, когда есть человек, которому доверяешь целиком и полностью. До конца.

@темы: Головой по клавиатуре, Повседневное, Про нас, Тепло в груди

23:51 

Была бы большая река
- Иногда мне в голову приходят идеи безумные в самой основе своей, но настолько привлекательные, что я не могу от них отказаться. Рассудок говорит мне: "Это идиотизм!", а эмоции показывают рассудку неприличные жесты. В результате я брожу, как во сне, перед тем, как заснуть, подолгу раздумывая. Это невозможно, слишком невозможно...
Но я чудовищно упряма и не хочу бегать от неудач заранее.
И знаете, похоже, в тот день, когда я говорила "Если мы дойдем до этого моста и перейдем через него, я уже ничего не буду бояться" - был днем пророчеств. Потому что поймав какую-нибудь странную идею я уже не прихожу в ужас, а думаю: "Как бы её поизящнее с реальностью согласовать?".
В общем, спасайся, кто может.

- Поломались суточные ритмы. Я с десяти часов уже чудовищно хочу спать и не могу писать. И это я, у которой в ходу было идиотское выражение "пять часов ночи"! Вот они, вот они последствия путешествий! А ещё - мне нужно больше светлых тонов в одежде. Внезапное отвращение вызывают бесформенные черные футболки. Хочу бесформенные белые.

- Интернет внезапно кажется очень скучным местом. Читала миди на ФБ - чуть не уснула. Забрела на БФК - едва удержала внутреннего тролля. Заглянула на фикбук - убежала с воплями...
Что со мной не так?

- Первый день учебы, кстати. Все как всегда, странные люди, первокурсники, шугающиеся даже стен, Коломенская с объяснительными, расписание, написанное нечитаемым почерком. Внезапно нужна медкнижка. Пристрелите меня, что ли?

- На все попытки какого-то "Ты должна" в мою сторону, хочется смотреть, как на фекалии. Я должна сыр с плесенью попробовать, на море вдоволь насмотреться и Темного развести на синтезатор. Всё остальное - ересь, так что на костер...

Кажется, я ещё долго буду входить в ритм обычной жизни. =_=

@темы: Повседневное, Ни о чем, Головой по клавиатуре, Про нас

20:43 

Была бы большая река
Самое сложное в поезде - сказать себе "и пусть весь мир подождет" с должной уверенностью.
В голове зреют идеи, посты, вопросы, рассказы, а реализовать-то их никак. И есть шанс назавтра просто не вспомнить.
Вокруг - целый детский сад, Ворона простыла и добивает уже вторую книгу, кормилась за счет чужих добрых тетушек и видела в окно радугу...
Рассккзать о вычленении человеческих мимолетных жестов, написать эпичную повесть приключений, задать Темному два вопроса, записать оставшиеся долги, прочитать два старых фика, позвонить Ксюше.
Ничего не забыть.
...Скорей бы утро.

@темы: Головой по клавиатуре, Повседневное, Походное, Про нас

19:31 

Была бы большая река
"Сегодня я была на свидании с Темным и он водил меня в кафе".
Ты ведь так хотел, чтобы я отмазывалась от ужина?
Отмазаться не получилось. Но как звучит!

@темы: Повседневное, Някательное, Головой по клавиатуре, Походное

21:37 

Была бы большая река
У Петербурга - совершенно белые виски. Строгое, сухое лицо, красивое классической, точеной из камня, красотой, которая от времени становится только лучше. Неулыбчивый рот, узкие губы, тончайшая сетка морщин. Волосы доходят почти до плеч - пепельно-серые, всегда аккуратно причесанные. Взгляд твердый и капельку снисходительный к молодежи - взгляд греческого божества.
И неожиданно небесно-голубые, чистые глаза, кажущиеся на таком лице чем-то чужеродным, приносящие в точеные черты одухотворенный внутренний свет.
Петербург стар и немного старомоден. Носит темный костюм и серое пальто. Туфли вечно отполированы до блеска, перчатки белы, и трость в тонких пальцах скорее украшение, чем настоящая опора.
Он любит правильную русскую речь и безупречную вежливость. Слушает классику и рок, который называет музыкой, способной призывать и изгонять бесов. Он дорого и со вкусом одет, он использует одеколон, в котором чувствуется нотка горчи, он безгранично терпелив и терпим, очень редко улыбается, и, кажется, я уже успела влюбиться в него, не прожив здесь и двух дней.
Старый экстравагантный джентельмен, похожий в вороньем восприятии на постаревшего Марка, стоит и стоит перед глазами. Улыбается уголками губ.
Про этот город я уже знаю - я вернусь, я обязательно вернусь...
У меня завтра поезд.

@темы: Повседневное, Походное, Снежная горечь

20:33 

Была бы большая река
Вопль из кухни: "Долбаная прыгучая колбаса!"
Я уже даже и не знаю, как буду без этого обходиться. )

@темы: Походное, Повседневное, Про нас

12:36 

Была бы большая река
UPD: И вот тогда мы плюнули и поехали в Питер.

И вот тогда мы решили заехать в Элисту... (с) Ворона. Произносить несколько менее обреченным голосом, чем фразу про горы.

В общем, в одиннадцать ночи, в почти полной темноте, мы стояли на вокзале и пытались придумать, что можно делать в этом городе дальше. У Вороны к рюкзаку была приторочена яркая вертушка, Аку держала в руках бутылку воды, и выбор наш определился подбрасыванием монетки ещё в Георгиевске. Орел - Элиста, решка - Волгоград. Что выпало, всем понятно.
Бродили по ночным улицам с рюкзаками за плечами. Сидели на постаменте статуи - это кто? это какой-то монгол... тьфу, калмык с луком - ловили удивленные взгляды аборигенов, которые все как на подбор узкоглазы - Калмыкия же. Оглядывали статуи, пытаясь угадать, кто это - лев? нет, дракон! - бродили мимо Пагоды Семи Дней. Опознали в раздолбанном фонтане верблюда. Обошли по кругу хитрого, вытесанного из камня, калмыка. Нашли местный кинотеатр и памятник Ленину.
А потом погасли фонари.
И стало в разы смешнее.
Небо капало вниз серебром звезд. Белым туманом расплылся по чернильной темноте Млечный Путь. Шли, держась за руки, щурясь на встречные машины, и Ворона натурально ощущала себя слепой - отсвет фар обжигал глаза, заставлял утомленно опускать веки. Черные тени плясали, бросались на стены домов. Каждая выбоинка похожа была на лужу.
Подсвечивали телефоном дорогу. Переходили улицы вброд, как реки. Гадали, сверчки поют или цикады...
Успели обратно на вокзал как раз к автобусу.
Маленькому, серебристому, уютному. Ели бутерброды под крики полуночной торговки - "Пирожки, горячие пирожки!" - Ворона сокрушалась, что нет магнитиков...
Спать было неожиданно удобно. И звезды заглядывали в окно. Чуть-чуть кололи щеку.
Рассвет пришел вместе с Волгоградом - кончились степи, где небо сливается с землей, а земля с небом - сердце зашлось в блаженстве узнавания.
Спрыгнув на землю - почти точно в лужу - Ворона близка была к тому, чтобы повалиться на колени с воплем "Я дома!" и облобызать потрескавшийся асфальт.

И тогда я решила послушать Последнее Испытание... - (с) всё та же.

Теперь не могу отвязаться от песен. Половину не помню, канон считаю охрененно укуренной вещью, Рейстлину хочется то ли съезить в ухо, то ли обнять и плакать.
Кажется, однострочниковый тур придется завершать мне. Ну, не дают мне покоя эти девять заявок, не дают.
И внезапно подсадила Аку на Доктора - теперь она периодически изображает далековское "Уничтожить!" на обоих языках.

...И тогда я задумался, а не поехать ли мне в Питер... - (с) а то кто же.

Если я скажу, что в Екатеринбург страшно, вы мне поверите? Ехать, в смысле. На поезд у меня нет денег, а три дня стопом... Ну, кхм.
Меняющиеся планы такие меняющиеся =_=
запись создана: 22.08.2012 в 00:35

@темы: Тепло в груди, Про нас, Походное, Повседневное

Тени Теней

главная