Белая Ворона
Была бы большая река
...И оно все жаждет прорасти изнутри меня, откликнуться в чьем-то сердце, стать мыслью воплощенной, стать ложью и только тогда увидеть свет. Я держу его внутри грудной клетки, жду, когда же оно вывернет мне ребра наизнанку (этот растиражированный образ, постоянно со мной, когда я думаю о таких вещах) и собираю тем временем внезапные озарения, как упырь из старой сказки рассыпанную гречку. Такие же бесполезные, такие же неисчислимые, заполняющие мою жизнь ненужным шумом.
Там, внутри меня, в темноте, и стуке, и сокращениях живет то, что по-настоящему важно. Ради него не нужно думать, и озаряться, и пережевывать бесконечную жвачку слов: достаточно открыть глаза и смотреть, не отводя взгляда.

Разбираю балкон.

Боюсь, что ноутбук погибнет смертью храбрых.

Жарко.

Всякий раз, когда нужно избавиться от чего-то памятного, думаю про слона-отшельника. Вот он огромный и сильный, тащится себе по саванне или пустыне, и вместе с собой тащит хижину на своем горбу. Когда слону нравится камушек, веточка или ракушка, он поднимает её и прикрепляет к стене хижины, постепенно наращивая её и становясь похожим на разноцветную блестящую гору.
Или хотя бы на холм.
И всё это хорошо и правильно. Но если слон однажды наберет слишком много камней и веточек, перестав избавляться от тех, что надоели, груз сначала будет выматывать его, а потом в какой-то момент сломает спину.
Потому и нужно тащить только самые клевые и самые блестящие ракушки.

запись создана: 11.08.2016 в 07:57

@темы: Повседневное, Ни о чем