Белая Ворона
Была бы большая река
Это был, на самом деле, довольно неудачный модуль - не по задумке, а по тому, как я его провела. Все, что могло пойти не так - пошло не так и осталось у меня ощущения недовольства собой.
Но фиш пишет так зажигательно, что даже самый неудачный модуль в его пересказе звучит задорно и весело.
Я бы хотела как-нибудь его провести ещё раз, но уже на двоих или троих, как он и задумывался изначально.

16.11.2016 в 22:52
Пишет screaming fish:


Проснувшись в поезде, что вез ее от села с ебаными мельницами в столицу, Пухльхерия обнаружила, что какой-то мудак спиздил ее чемодан с французскими платьями. А потому, высказав в воздух (и мастеру) все своей мнение о пассажирах поездов, она пошла искать проводника.
Вместо проводника Пулечка обнаружила рухнувшего на нее матроса, а так как ни силы, ни ловкости я ей не качала от слова совсем, ей оставалось только трепыхаться, пока остальные матросы не вытащили ее, отряхнули и спросили, все ли норм.
- Нет, - поддав в голос истерических интонаций ответила Пульхерия, - не норм.
Внушив как минимум одному из матросов (чуваку с именем Гоша) чувство вины за жуткий синячище, который обязательно расплывается на ее маленькой белой ножке, Пульхерия послала его помогать искать чемодан, а сама продолжила вылавливать проводника, уже заранее заломив руки.
Проводник нашелся быстро, проникся бедой дамы и начал спрашивать, как же ее чемодан выглядел.
- Ну, так коричневый, кожаный, в половину меня размером, - ответила ему Пулечка.
- Это как же вы его таскаете?
- Зачем мне его таскать? - удивилась Пульхерия, - люди добрые помогают.
Проводник окинул ее взглядом и подтвердил, что да, такой даме не помочь - надо быть бессердечной скотиной. Более того, он вспомнил, что видел похожий чемодан где-то в кочегарной, и на этом явно посчитал свой долг исполненным.
- А может быть вы мне поможете его донести оттуда? - спросила Пульхерия.
Проводник, скорчил скорбную мину, но все же пошел с ней к кочегарной.
- Вот, ваш чемодан, а я пошел, - показал он на действительно стоящий в помещении чемодан.
- Нет, - сказала Пульхерия, - может вы все же действительно поможете даме его донести?
- Так мы еще не установили, ваш это чемодан или не ваш.
- Так мы еще не установили, а вы уже убегаете.
В ответ проводник попытался было ее аккуратно пододвинуть в комнату и убежать, но вместо двигания получилось что-то больше напоминающее кидание снаряда в воздух. Неизвестно, чего он пытался добиться, потому что внезапно очень вовремя началась мистическая поебота - между спешно убегающим мужиком и злой Пульхерией, которая себе чуть жопу не сломала, закрылась дверь и начался доноситься стук морзянки.
- Кидай Классическое Образование, что перевести, - сказал мастер.
- Стой, я что, чего-то не знаю об институтах не очень благородных девиц, в которых Пульхерия свое Классическое Образование и получала, и там учат азбуке Морзе?
- В теории, с тобой должен быть игрок с персонажем студентом, который тебе морзянку и расшифровал бы, но не сложилось. Так что будем считать, что Пульхерия полна талантов.
С морзянкой полная талантов Пульхерия пиздела не меньше часа, но если вкратце, то полезной информации было немного: общаться с ней хотел дух поезда, которого заебало быть паровозиком, и теперь он хочет летать. И поэтому Пульхерия должна спиздить аэроплан. Аэроплан находится неподалеку на военной базе. А база находится у деревни Иглино. А взамен он доставит ее домой и не убьет.
"PARAVOZICK OHUEL": подумала Пульхерия, но делать было нечего.

Получив от паравозика волшебный наган, Пульхерия вернулась в свой вагон и пошла искать матроса Гошу, который вызвался ей помогать.
- Ты открываешь дверь, - начал в охуительные описания мастер, - и видишь мать с заплаканным ребенок. Она хочет тебе...
- Быстро закрываю дверь, пока она не начала говорить.
- Блин. В следующем вагоне ты видишь толпу цыган, которые...
- Еще быстрее закрываю дверь.
Найдя Гошу, который снова бухал с каким-то мужиком, она попросила его помочь дотащить из кочегарной ебанный чемодан, а когда Гоша оказался на месте, то возопила:
- Гоша, вы слышите?Слышите? Это духи здесь говорят!
И шептала в другую сторону паровозику:
- Дверь запили, дверь запили мне, блядь.
В общем, бывшая профессиональная мошенница при посредстве духа (который морзянкой окрестил происходящее ебанным цирком и сказал, что был лучшего о ней мнения), а также супермагических лучшей поноса, сумела убедить Гошу в том, что прокляты они оба и им надо спиздить аэроплан.

- Кстати, - спросила у Гоши Пульхерия, вернувшись после представления в свое купе, - вы, дорогуша, случайно не знаете, кому принадлежит эта военная база, из которой мы изымем летательный аппарат?
- Определенно американцам, - ответил тот.
Поняв, что лимит охуительных мужиков в ее жизни исчерпался на любимом спонсоре, Пульхерия выпила водки и вышла на станции вместе с Гошей, который тащил ее сраный чемодан.
Умудрившись ни разу не упасть в грязь по дороге, они дошли до ближайшей деревни и выбили себе хату на простой в обмен на Гошину бутылку водки, которой он с хозяином хаты заливался всю ночь. Утром Пульхерия спросила у владельца хаты, как добраться до Иглино и не продает ли кто коня. Пейзанин охотно описал дорогу и предложил выкупить коня у местной вдовы, которая как раз собиралась переехать к сыну.

Вдова действительно продавала коня, но установила за него начальную цену в 700 рублей, когда у Пульхерии с Гошей на двоих было рублей 750.
"VDOVA OHUELA": подумала Пульхерия и пошла торговаться.
- Да этот конь ходил в табунах императора и абсолютно точно стоит своих денег! - кричала вдова.
- Да сам император стоил бы дешевле и явно бы не сдох на половине дороги, - отвечала Пульхерия.
Сбив цену до 450, Пульхерия с Гошей в складчину выкупили коня, и решили заодно купить и телегу к нему, потому что Гошу с Пульхерией тот может быть и выдержал, а вот их чемоданы - навряд ли.
Поэтому Пульхерия снова пошла к тому пейзанину, который дал им кров, и спросила, продает ли кто телегу.
Пейзанин заявил, что телегу может продать он сам, Пульхерия сказала, что насовсем телега ей не нужна, они только покатаются на ней и вернут, а вместо денег обещают коня отдать.
Но пейзанин все равно алкал денег на водку, и поэтому к коню хотел еще рублей шестьдесят.
"PEIZANIN OHUEL": подумала Пульхерия и снова пошла торговаться.
- Да этот конь ходил в табунах самого императора, а то, что я к нему предлагаю пару рублей - проявление моей доброй натуры! - заламывала руки Пульхерия.
- Тогда ехайте на нем далеко и надолго и с чемоданом! И без телеги!
- Неужели вы в самом деле пытаетесь обобрать бедную женщину, которой не повезло жить в эти непростые времена и самой зарабатывать на кров?! - чуть не пустила слезу Пулечка.
Мужик явно имел предположения, как бедная женщина во французском платье зарабатывает себе на жизнь, но, видно, посочувствовал судьбе бедных проституток, а потому продал телегу за 20 рублей и коня.

Таким макаром ближе к полудню Гоша с Пульхерией отправились в путь, где встретили гарцующего на коне романтичного вьюнушу, который моментально подкатил к Пульхерии яйца.
Выяснив, что он простой белый парень, который тут изучает мифы и знает, что база принадлежит белым, Пульхерия решила поделиться своей историей и попросить помощи.
Белый вьюнош минут десять задвигал о том, как красные колдуют свои мерзкие колдунства, оживляя поезда, и любезно, целуя даме ручки, согласился устроить ей встречу с кем-нибудь офицеров. И ускакал.
Судя по всему, по плану мастера Пульхерия с Гошей должны были обрядиться в латекс и натурально среди ночи красть аэроплан, но Пульхерия решила, что почему бы не пойти и не попросить одно маленькое летательное средство.
Вьюнош нашел их вечером, когда путники уже добрались до местного постоялого двора, помылись (мылась преимущественно Пульхерия), поели и наклюкались (клюкался преимущественно Гоша), и сказал, что сумел выбить из одного офицера добро на разговор с Пульхерией. Вместе с ними навострил лыжи и Гоша, потому что не хотел отпускать Пульхерию в место, где все хрустят французской булкой. Пульхерия печально вздохнула, но так как кто-то еще должен был таскать ее чемодан, позволила тому сопроводить себя до военной базы. В саму военную базу она его не взяла, во-первых, потому что белый вьюнош выбил пропуск только для нее и себя, а во-вторых, потому что Гоша был черным ебателем гусей и мог создать еще больше проблем.
Полковнику, который согласился выслушать ее, Пульхерия задвинула следующее: она ниебаться крутая столичная оккульстистка и "подруга" графа Нского, документов у нее нет, потому что она проезжала по землям Красных и была вынуждена их уничтожить, у них есть крутой план, как заставить чудовищную красную магию работать на них, но для этого ей нужен аэроплан.
Говорила она настолько прочувственно, что полковник поверил ей и отправил к начальнику базы - пусть тот разбирается с этим геморроем. Начальнику базы Пульхерия задвинула примерно тоже, но на этот раз с магическими фокусами.
- Да как вы смеете сомневаться в моей компетенции?! - кричала она, посылая луч поноса, от которого сидевший с ней белый вьюнош разом поседел.
Начальник базы тоже не смог противиться силе убеждения Пульхерии, а потому аэроплан ей выдали, и даже выдали летчика и сказали, что на этом аэроплане можно как раз долететь до мудилы-паровозика, который как раз стоял на месте в ожидании, пока проедут военные эшелоны.

Переночевав на военной базе Пульхерия приказала Гоше ехать на своих двоих к поезду, заодно захватив их вещи и отдав крестьянину лошадь и повозку. Сама села в аэроплан с летчиком и даже умудрилась не наблевать по дороге.
На месте она попросила летчика выковырять из аэроплан руль, но тот не прокинул ловкость и хоть и выковырял, но нахер его сломал.
Войдя в поезд с трепетно прижимаемой к груди баранкой, Пульхерия снова пошла общаться с духом. Ему она сказала, что договорилась насчет аэроплана, но в обмен на одно условие - он пять лет верой и правдой служит белым и уничтожает врагов родины.
- Хорошо, - радостно ответил паровозик-который-мудак, и Пульхерия пошла молиться богу, чтобы вселить дух из паровоза в руль, а из руля - в аэроплан - весьма удачно кстати.
Почему паровозик мудак? Ну, преимущественно потому что он Пульхерию наебал аж два раза - что достижение для существа, которое до знакомства с Пулечкой даже не знало о добре и зле.
Во-первых, несмотря на то, что он обещал довезти ее до дому, пароаэроплан просто взял и улетел куда-то в область Саратова, а поезд без духа никуда бы не пошел, потому что он на духе и работает.
Во-вторых, несмотря на то, что он обещал там что-то про верой и правдой, он просто улетел, чтобы летать. Паравозик, который смог.

И вот, летчик с Пульхерией идут на базу, понимая, что их взъебут, и что сильнее в этой ситуации взъебут Пульхерию - возможно даже свинцом в голову - как навстречу им едет Гоша.
- Гоша, - сказала Пульхерия, - нам пиздец.
- Да я и так вижу, - сказал Гоша, выхватил свой магический наган и направил его на летчика.
У Гоши родился охуенный план - убить летчика и вместе с Пульхерией забиться в леса и затаиться. План был говном по некоторым причинам.
Во-первых, шансы выжить в лесу у Пульхерии были даже не близкими к нулю, а уходившими в отрицательное число, а потому либо бы Гоша кинул ее через писюн, либо бы их обоих быстро нашли белые.
Во-вторых, на своем охуительном выступлении на базе она выдала имя своего спонсора графа Нского, а благодаря довольно приметной внешности даже не могла напиздеть, что это, де, не она была. А так как Пульхерия планировала все же вернуться в блестящую столицу к кружевным трусам и хрусту французской булки, ей бы не хотелось усугублять ситуацию еще больше.
Поэтому она тоже выхватила магический наган и выстрелила Гоше в руку, которой он в летчика и целился. После чего вылечила его, сказала, что с проклятием она разобралась и он может валить куда хочет. Дважды повторять не потребовалось.
А сама вернулась на базу в компании летчика и ебучего чемодана с ебучими платьями.

Начальник базы встретил ее лицом, на котором явственно читалось "а я же, блять, говорил".
- А я же говорил, - сказал он.
Но Пульхерия решила, что вранье - это единственное, что ей когда-либо помогало в жизни, а потому начала втирать ему, что она заключила сделку с паровозиком, и он полетел бить красных в Саратов. И как обычно, пиздеж ей помог - как минимум начальник базы поверил в ее добрые мотивы, и решил разобраться с ней как-нибудь позднее, когда точно выяснится, что никаких красных ебаный-пароплан не бьет.
- А до тех пор посидите на базе как наша гостья, - сказали ей, и задвинули засов на комнате.
- А можно я хоть письмо графу Нского напишу, а то он меня ждет не дождется.
- Можно.

Итоги: Несмотря на то, что граф Нский письмо получил и даже вызволил Пульхерию из застенков, она какое-то время провела в гостевой камере на солдатском пайке. Гоша довольно скоро помер, потому что его "черная" натура говорила ему ввзязывался в драчки с волшебным красным наганом на перевес, который очень хотел вернуться к своим. Чемодан с французскими платьями все еще греет сердце своей владелице.


URL записи

@темы: Головой по клавиатуре, АЗ ЕСМЬ